Большой зал

«Процесс обучения в Университете осуществлялся древним как мир способом: помещаешь большое количество молодых людей как можно ближе к огромному количеству книг и надеешься, что каким-то невероятным путем хотя бы что-то из последних перетечет в первых.» (Терри Пратчетт. Интересные времена)

Большой зал Хогвартса — самое большое помещение замка. Его отличительной особенностью является заколдованный потолок, который точно отображает состояние неба снаружи — сейчас с него падают, не достигая стола, пушистые хлопья снега, в зале при этом тепло и уютно.

Большой зал представляет собой зал с пятью столами: четыре длинных стола, за которыми сидят студенты четырёх факультетов соответственно, в дальнем конце зала перпендикулярно им преподавательский стол, перед ним кафедра в виде совы. Над столами факультетов парят сотни свечей. Обычно, зал используют как трапезную, где ежедневно завтракают, обедают и ужинают все студенты и преподаватели.

Сейчас позади стола преподавателей возвышаются огромные празднично украшенные 12 елей, на стенах висят декорации и венки из остролиста и омелы.

Закладка Постоянная ссылка.

165 комментариев

  1. Мы insieme, вместе шумно проходим по коридору. Я иду молча, слегка улыбаясь на шутки однокурсников. Дойдя до тяжёлых ворот Большого зала, я открываю ворота и пропускаю сначала девушек, а затем всех остальных.

    — Инганнаморте, — говорю я Андрасу, когда мы садимся за наш стол. — Произносится как "Ин-ган-на-мор-те". В принципе, не запаривайся, но можешь переодически тренировать это как скороговорку.

    Я улыбаюсь ему и перевожу взгляд на всех остальных в зале.

  2. — Вперед! Вперед! Вперед! — я подбадриваю пуффендуйцев, как могу.  — Займем лучшие столы! Видали? Их целых 12!

    Как только старосты не срывают себе голос? Зал выглядит потрясающе. Все мы ждали огромную прекрасную ель, а тут таких сразу 12 штук! Будь на моем месте кто-нибудь другой, он влетел бы сюда на своей новенькой Молнии, полученной утром — это было бы зрелище! Но я все сделал правильно. Пусть еще повесят все эти венки и омела. Еще успею здесь промчаться — с этой минуты, проникнувшись волшебством украшений, я снова уверен, что метла не будет пылиться в углу без дела. Даже если это принесет мне неприятности (а так оно и будет, вот увидите).
    Сообразив, что мы уже расселись, а я продолжаю орать, поправляюсь:
    — Елок 12, не столов. Окей, Маттео. Сразу после того, как профессор Вельзевул выучит твою фамилию. Сразу за ним и я, — и я добродушно хлопаю его по плечу.
    Чего ему обижаться? Он и сам знает, что это непроизносимо.

  3. Минас входит разу за парнями, оглядываясь на Германа, чтобы тот не отставал.

  4. — Не теряйся, — вошедший сразу за Минасом Герман ободрительно треплет друга по плечу. — Пойдем лучше действительно стол занимать.

    Ловец переводит взгляд на пока пустующий преподавательский стол и замирает в тихом восторге. Было немного необычно видеть старшекурсника таким по-детски удивленным. Он будто снова почувствовал себя так, как в свой первый визит в Большой зал: готовым удивляться и верить. Кажется, такое состояние было самым подходящим для этого дня.

    Когда Никифоров отошел от охватившего его восхищения, он тяжело плюхается за стол к ребятам.

  5. Перешагнув через порог, я на какое-то время застреваю прямо перед дверью, и рассматриваю зал, пока меня не подталкивает идущий следом. Сколько раз не смотрю — это всегда выглядит чертовски круто. Ёлки эти. И снег. И всё такое. 

    Я отхожу в сторону и оглядываюсь. Тут как-то поменьше народа, чем я ожидал. Вот реально, все нормальные люди спят ещё.

  6. Черт, я так радовался, что привел свой факультет в Большой зал раньше всех, что совсем не подумал, а не слишком ли рано мы приперлись?

    — Может, сыграем во что-нибудь? — обращаюсь я к ребятам, надеясь, что мне ответит не только Маттео.

  7. — Во что? — оживляется Бёрди. Ей было очень непривычно в такой обстановке. Да, обеды у них были общие, но они никогда не были в такой тесной компании, не общались настолько близко друг с другом.  Игра должна была расслабить их, отвлечь от чувства неловкости — во всяком случае, её. Она осторожно всматривалась в лица вокруг, пытаясь понять, что чувствуют другие — испытывают ли они то же самое, что она?

  8. -Давай. Во что ты хочешь? — спрашиваю Андраса.

    -О, глядите. Кажется, когтевранцы уже тоже подтянулись, — говорю я, глядя на вошедшего Томаса.

  9. Еда появится как только все оставшиеся в школе представители факультета сядут за свой стол.

  10. Именно я подталкиваю Томаса, когда он застревает на проходе. 

    Воу, в том году Большой зал не был так по-царски украшен.

    — Ёлок-то понаселили… — тихонько бормочу я, проходя в зал. — Всем привет, — машу ребятам с Пуффендуя. Я узнала их по игрокам.

  11. Вроде кажется и привыкла за столько курсов к Большому залу, но сейчас мне тяжело сдержать вздох восхищения от этой поистине рождественской красоты. Да, был прав Минас, когда сказал, что ёлка в этом году невероятная, а тут еще и 12 елей!
    Уже сидя за столом, обращаю внимание, что в зале как-то мало людей…
    — О, Андрас, прекрасная идея. Ребята, я с вами.  
    Заметив вошедшего Томаса, позволяю себе только смущенно улыбнуться в его сторону. 

  12. Едва, пришедшие шумной гурьбой, пуффендуйцы садятся за свой стол, на нем сразу появляются блюда с праздничной едой: ростбиф, жареные цыплята, свиные и телячие отбивные, сосиски, бекон, стейк, жареная картошка, вареная картошка, картофель фри, йоркширский пудинг, горошек, морковка, подливка, кетчуп и, по каким-то непонятным соображениям, мятные леденцы.

  13. Когда Анастасия поздоровалась с пуффендуйцами, Алексис, до того прикидывавший, пройти к столу молча или все же что-то сказать им, с облегчением тоже махнул рукой. Хорошо, когда кто-то может подать пример, как уместно себя повести.

  14. — Взрывающиеся карты? — предлагаю я ребятам. — У меня всегда с собой. 

    Я вытаскиваю из кармана колоду, чтобы подтвердить свои слова. Услышав согласие Аделины, я картинно высыпаю колоду на стол, но как только она садится рядом с нами — на столе появляется уйма всяких блюд, половине которых я и названия не знаю. Все мои карты оказываются плавающими в подливе, застрявшими в пироге или тонущими в джеме.

    Остается только вздохнуть.

    — Черт. Ну, ладно. Приятного аппетита. Если кому-то попадется такая добавка в тарелку — буду рад получить ее обратно.

  15. Оглянувшись на подругу, Бёрди сочувственно гладит её под предплечью и улыбается уголками губ, словно говоря, что всё наладится. 

    — Смотрите, там снег! — она показывает на знаменитую заколдованную крышу Большого Зала, стремясь отвлечь Аделину. 

  16. Я тупил ещё несколько минут прежде чем до меня дошло, что в зал до нас дошли только пуффендуйцы. Ладно, потом поищу Адриано. Я потащился за стол следом за своими синегалстучными.

    Заметив Аделину, я улыбнулся ей в ответ и помахал рукой.

  17. Распахиваю двери Большой Залы перед своими, ощущая себя прекрасно. Ух ты сколько народу осталось в школе!

    — Эй, привет! — машу знакомым старостам.

    Подобравшись достаточно близко к Томасу, швыряю в него скомканной бумажкой и попадаю в капюшон. если он развернет ее, увидит, что там карикатурный он с калякой вместо волос но в узнаваемых очках делает предложение книжке, а та его отвергает, потому что тот спал с другой.

    Этот маневр позволяет мне подобраться поближе к Маттео и оценить, как он сегодня причесался и что на нем надето. Подмигнув Аделине, усаживаюсь, наконец, за свой стол.

  18. Голод меня подгоняет, поэтому я влетаю в зал, но украшение и убранство в этом году заставляет меня зависнуть на мгновение. И погода такая живописная!

    Естественно, я беру в руки фотоаппарат, болтающийся на моей шее и делаю пару снимков.

    Интересно, почему оставили все факультетские столы, если 90% учеников разъехались? Мне казалось, что на Рождество оставляют один общий… Или я путаю?

    С этими мыслями я следую к столу Гриффиндора.

  19. Я ожидал грандиозных украшений, и не ошибся. Не очень высоко ценю красоту большинства рождественских традиций, но симметрия и безупречное распределение освещенности зала производят должное впечатление. 12 елей, 6 студентов Пуффендуя и 6 студентов Когтеврана — такое сочетание чисел лишь усиливает гармонию.

    За обедом я всегда занимаю одно и то же место, и сегодня не намерен изменить этому п равилу, даже если окажусь немного в стороне от остальных сокурсников. Устроившись за столом, я достаю карманную книгу, предусмотрительно прихваченную с собой, и коротаю ожидание за чтением.

  20. Когда мы доходим до двери Большого Зала, Савея вежливо открывает двери перед девушками.

    Слизерин представлен в меньшинстве сегодня, но это не страшно. Он не против быть в эти каникулы на самом тихом факультете. Быстрее бы позавтракать, и отправить выкурить трубочку в приятном месте подальше от глаз других старост. Может даже в Хогсмид сходить…

    Он приветствует кивком Авенира. Остальные старосты слишком далеко, чтобы напрягаться.

  21. Даниэль сдержанно приветствует игроков команд по квиддичу, которые остались в школе на каникулы. Он улыбается и вскидывает вверх зажатый кулак, одновременно щурясь, гадая, кто из присутствующих мог написать ему записку. В зале уже собрались ученики трёх факультетов, остался только Слизерин. Интересно, много ли учеников со "змеиного" факультета осталось на каникулах в школе?

  22. Авенир замыкает свой факультет, входя последним, за Недом, оглядывая наряженный зал и установленные ели. Он смотрит на Андраса и, поймав его взгляд, кивает, здороваясь, а также кивает Адриано и Савее в знак приветствия. 

    Кажется, все пуффендуйцы уже на местах, а гриффиндорцы и слизеринцы стремительно прибывают. Интересно, много ли еще студентов осталось на праздники в школе?.. 

  23. Мне показалось, что я почувствовал, как что-то касается моего затылка. Резко обернувшись, я успел заметить Адриано. Что на этот раз уже?! Я завертелся на скамейке, ощупывая голову и плечи. Ничего? Показалось? Показалось, как же! 

    Тем не менее я решаю перестраховаться.

    — Эй! Адриано!!! — ору я, и, когда он оборачивается, показываю ему средний палец. Так, чисто на всякий случай.

  24. Поблагодарив Савею за любезность, я с замиранием сердца переступаю порог Большого Зала. Я ничуть не прогадала! Как можно было уехать домой из такого места?!

    Легкой походкой пробегая мимо жующих, болтаючих и даже читающих ребят, я попутно здороваюсь со старостами: помахать рукой Адриано, кивнуть Авениру и Эммелин, и даже улыбнуться Андрасу — программа-минимум. Если кто-то еще попадется под руку — я не против обменяться поздравлениями и с ними:

    — Привет! С Рождеством! Доброе утро! Счастливого рождества!

    Добравшись до своего места, я устраиваюсь за столом. Не припомню, чтобы когда-нибудь я была счастливее.

  25. — О, почти все уже здесь, здорово, — тихо произносит Сол.

    — Эй, Минас! — Сол машет рукой хаффлпафцу, столь же заядлому игроку в Плюй Камни. 

    Сам же гриффиндорец ждёт не дождётся обеда, а затем и того, что будет после него. Сдерживая смех и желая дать выход энергии, Сол начинает болтать ногами.

  26. — Не переживай, Андрас. Впереди еще… есть пара праздников.

    И, кажется, на них Герман уже выбрал подарок старосте. Он тоскливо проводил взглядом плавающие там-сям по факультетскому столу карты и положил на свою тарелку немного еды. В том числе и собрав часть пострадавшего имущества их старосты, которое тут же поспешил вернуть владельцу.

    Покосившись на вошедших в зал ребят с других факультетов, Никифоров дружелюбно помахал им рукой. Конечно, многих из них он плохо знал, но хотя бы поздороваться не мешало.

  27. — Он просто потрясающий, Бёрди, — достаточно громко говорю я подруге, не выдавая свою лёгкую грусть, после тихо добавляя одними губами, чтобы услышала только она: — Спасибо. 
    От улыбки и приветствия Томаса мне становится легче на сердце.
    Удивлённо проводив взглядом старосту Гриффиндора, я смущенно отмечаю про себя, что это было странно.  

      

  28. Еда появляется и на других факуьтетских столах, так что помимо радостей общения можете вкусить и радость ховартской кухни. Правда, учительский стол пока странно пуст.

  29. В зал заваливается все больше народу. Я уже жую так, что за ушами стоит треск и грохот, но отвлечься на приветствие всегда рад. А тем более, когда кто-то замечает меня первым.  В ответ на улыбку Анны я машу ей рукой и улыбаюсь так, что кусочек курицы выпадает обратно в тарелку. Подобрав его и сунув обратно, я на волне воодушевления принимаю за приветствие и суету парня с Когтеврана (кажется, его зовут Том), так что даже привстаю, чтобы помахать ему двумя руками. Правда, вскоре оказывается, что он приветствовал Адриано (точно, они же вечно таскаются вместе), так что я, чтобы не показаться дураком,  хватаю за руку первого попавшегося проходящего мимо парня — и в итоге трясу руку Солу:

    — Привет! С рождеством! Пока!

    Выпутался, фух.

  30. — Герман, братишка, спасибо! — я подхватываю протянутые мне карты и продолжаю собирать остальные, попутно пробую те блюда, в которые они окунулись. Что ж, вот вам и перст судьбы. Карт на столе еще прилично, так что я сегодня точно переем.

  31. — И ТЕБЯ С РОЖДЕСТВОМ, ПРИДУРОК! — улыбаюсь и ору Томасу, совсем неподобающим старосте образом.

    — Итак, что у нас сегодня в меню, — поворачиваюсь к своей тарелке и осматриваю, появившиеся блюда, в поисках рыбы. Тут постоянно едят мясо, все время забываю пожаловаться деду на однообразие рациона.

  32. -Ого! — только и может произнести Эммелин, завидев всю красоту Зала. 

    Она замирает в проходе, пытаясь рассмотреть убранство. Еще немного и девушка будет считать, что это ее лучшее Рождество.

    От аппетитных запахов просыпается голод.  Эммелин  поскорее идет к столу, по дороге она радостно машет старостам других факультетов.  

  33. Перед тем, как наконец-таки набить себе пузо всеми этими вкусностями, я пробегаюсь мимо столов и делаю фотки учеников с других факультетов.

    — Привет, фоточка на память! Извините, разрешите!

    Когда с суетой покончено, я наконец-то могу сесть и пожрать.

    — О боже, какая красота, — говорю я котлете и картошке. — Всем приятного аппетита!

  34. В этой суете Бёрди снова принимается колдовать. Честно говоря, именно чары получались у неё лучше всего. Поэтому, решив позаботиться о своём факультете, точнее, о его оставшейся части, она любезно накладывает всем пуффендуйцам еды, попутно спрашивая, чего бы им хотелось.

  35. — И… тебя, — сконфуженно произносит Сол, когда Андрас на лету жмёт ему руку. Но вся сконфуженность проходит, когда парень разворачивается к столу, уставленному яствами. Насладившись палитрой запахов и красотой блюд. Эх! Зарисовать бы! Но голод берёт своё. Привычно отодвигая свиннину, Соломон накладывает себе цыплят и жареной картошки

    — Приятного! — громким шёпотом говорит он соседям.

  36. Я захожу в Большой зал следом за Анной и на секунду замираю в дверях от восторга: даже у нас дома не бывает такой красоты в Рождество, а уж маман каждый год тратит кучу денег на модных дизайнеров! Тем более, что зеленые ели, пахнущие настоящей хвоей, мне гораздо больше по душе, чем их экстравагантные магические подобия из хрусталя и света.

    Вспомнив, где я нахожусь, иду к нашему столу, легко улыбаясь ученикам, с которыми встречаюсь взглядами. За столом занимаю место рядом с Анной и начинаю поглядывать по сторонам, прикидывая, кто еще остался на каникулы в замке.

     

  37. Я что-то говорю Андрасу насчёт итальянского языка, а затем наблюдаю, как в зал прибывает всё больше и больше людей. Киваю игрокам в квидич с других факультетов, и, задумавшись про что-то своё, отвлекаюсь, только когда в руку упирается внезапно появившаяся тарелка с горошком. Пропустив все слова об игре, с удивлением обнаруживаю в нём карту и, взяв её кончиками пальцев, осторожно вытираю салфеткой и отдаю владельцу, мгновенно поняв, что тут произошло.

    — Вам подать что-нибудь? — галантно обращаюсь я к однокурсницам и, подняв глаза, натыкаюсь взглядом на старосту Гриффиндора, кучерявого такого, как же его зовут… Не помню, но помню, что вижу его как-то spesso, часто. 

    Мгновенно забыв об этом, я ухаживаю за девушками, если им это нужно, и, взяв того-сего, принимаюсь за рождественский завтрокообед под мерный гул разговоров.

  38. Когда страница книги заливается светом вспышки, я хватаю фотографа за руку — не слишком сильно, я не хочу сделать ему больно, но твердо.

    — Не надо так делать без предупреждения. Никогда.

    Не уверен, что он запомнит с первого раза. Будь он способен на такой, учился бы на Когтевране. Но удерживать его дольше нет смысла — и я отпускаю парня, позволяя ему убраться прочь.

  39. Прежде чем приступить к еде, Алексис поймал взгляд Сола и помахал ему рукой. Несмотря на то, что большинство учеников разъехались, зал был наполнен жужжанием голосов. Если не вслушиваться, это походило на растревоженный пчелиный рой. В основном, как обычно, галдели пуффендуйцы, и Алексис в который раз поразился, насколько дружный у них факультет.

  40. Минас машет в ответ Солу и отвлекается то на разговор с Германом и Андрасом.

  41. — За таким столом я наверняка наем пару лишних кило, — шепотом, будто секрет, сообщаю я Терезе.

    На самом деле, в себе я уверена: в тарелке не окажется ничего лишнего. Я себе не враг. Но это небольшое кокетство поможет завести девчачью беседу.

    Я машу пробегающему мимо фотографу, надеясь после праздников получить фото, хоть у меня и нет уверенности, что на такой скорости он может снять что-то дельное.

  42. Ден поднимается из-за стола и хмурится. 

    — Эй, — обращается он к Шону, — Он тебе что-нибудь сделал?

  43. Махнул в ответ Алексису, проглотив не разжёванный кусок жареной картошки.

  44. Инцидент с когтевранцем меня немного расстраивает, хотя я не фотографирую со вспышкой… почему она сработала? С другой стороны, я ворвался в его личное пространство… 

    Похоже, придётся перед ним извиниться и подтереть фотки с его изображениями.

    — А вы заметили, что профессоров ещё нет? — спрашиваю гриффиндорцев, когда наконец-то проглатываю еду.

  45. — Он попросил не фотографировать его, — отвечаю Дену, — ничего страшного.

  46. — Приятного аппетита, — желаю я своим, прежде чем наброситься на еду.

    Господи, до чего же вкусно, ладно, ради этого стоило просыпаться. И мятные конфеты чертовски кстати, — я отвлёкся от картошки и сосисок и начал набивать леденцами карманы. А то каждый раз потом заморачиваться, чтобы перебить запах табачного дыма, если покуришь. 

  47. — Уж тебе-то это точно не грозит, ты же у нас спортсменка, — отвечаю я Анне. — А вот мне стоит поостеречься.

    На самом деле, я не слишком переживаю из-за таких вещей: у меня отличный метаболизм, к тому же мама поделилась парочкой рецептов подходящих зелий. В чем чем, а уж в зельях наше семейство разбирается отлично.

    — Ты приготовила подарок для кого-нибудь из ребят? — шепотом интересуюсь у Анны.

  48. В ответ на действие Неда Авенир подошел к Шону:

    -Пожалуйста, не делай так больше. Нед не очень любит внезапности. А ты, кажется, застал его врасплох… Извини, он не хотел тебя испугать. — Примиряюще сказал он, желая на корню присечь конфликт. Особенно в такой день.

  49. Сев за стол, я осматриваю прибывающих. А осталось достаточно людей.

    — Ты не любишь фотографироваться? — спрашиваю Неда, когда вижу, как он хватает рыжего и слышу его слова. 

  50. Подняв взгляд на старосту Когтеврана, я отвечаю, с трудом проглотив кусок:

    — Да, он достаточно доходчиво это донёс, спасибо, я не тупой, чтоб не понять с первого раза. — Я улыбаюсь одними губами. —  Ничего страшного, фотографы раздражают.

  51. После конфуза с приветствиями я то и дело посматриваю на Тома (теперь я уверен, что его зовут именно так). Понятия не имею, зачем, но как-то оно само так выходит — глазею на него вместо девчонок, и даже на любезность Берди бормочу только мимоходов:

    — Да, мне еще немного картошки, если можно, и побольше, пожалуйста.

    Когда Том начинает набивать едой карманы (не получается рассмотреть чем именно, но он точно таскает что-то со стола), я с сомнением смотрю на жаркое и горошек, но в конце концов заворачиваю в салфетку парочку сосисок — и отправляю их в карман.

  52. — Эй, Шон, Шон! Тут ещё пирог с яблоками и корицей остался, будешь? А-то я весь съем, он вкуснючий! — желая отвлечь парня от проишествия со мрачным Когтевранцем восклицает Сол. Ему вдруг почему-то захотелось хлебнуть огневски. Может, вечером спросить у Адриано о вечеринки? Уверен, он что-то такое замышляет

  53. Я дочитываю предложение до точки, откладываю вилку и поднимаю взгляд на Анастасию.

    — Нет. Я равнодушно отношусь к фотографам и фотографии, — я снова возвращаюсь к книге, но что-то подсказывает мне: ее вопрос из числа тех, на которые недостаточно четкого ответа. Прокрутив в голове все возможные варианты, я решаю просто задать встречный вопрос: — А ты?

    Думаю, это вполне похоже на беседу.

  54. -Ну хорошо, — сказал Авенир и вернулся к своим, решив не портить аппетит всем остальным. Подойдя к своему столу, он сел рядом с Алексисом, чтобы занять того беседой — все равно Неду составляла компанию Анастасия.

    -На праздники осталось много народу, — заметил он, пытаясь начать разговор.

  55. Я понимаю, что никогда не разговаривала с Недом.

    — Тоже равнодушно.

    Продолжать разговор не вижу смысла, потому что понимаю, что вопрос был задан неверный изначально.

    — Алексис, а ты чем думаешь заняться вечером? — переключаю внимание. 

  56. — Ну что ты, тут даже спорт бессилен, — киваю я на ростбиф, — даже магия не всегда справляется.

    Налегая на горошек, я поддерживаю и тему про подарки:

    — Кое-что согревающее я подготовила, как же иначе. А ты?

     

     

  57. — О, спасибо, — благодарю Сола за пирог, — офигенно!

    Я всё поглядываю на стол преподавателей, он по-прежнему пуст.

  58.  — Да уж, я столько не ожидал, — ответил Алексис, а потом проговорил — тихо, чтобы его не услышал кто-то кроме Авенира: — Ты думаешь, Шон неправ? Я имею в виду, он ничего такого не сделал, когда Нед на него накинулся.

  59. Пока я без энтузиазма ковыряю котлету и раздумываю, как половчее обтяпать дело с билетами, Шон успевает поцапаться с Когтевранцами, да еще и их староста к нам приходит.

    — Все нормально! Никто никого не хотел обидеть, — заверяю Авенира, хотя толком даже не понимаю, что там у них случилось. — Пацаны поговорили, пацаны разошлись.

    Оглядываюсь на слизеринский стол — там что-то тихо сегодня. Эй, стоп, я что, лишний подарок запаковал? Надо будет у Савеи спросить, сколько их на рождество осталось.

    — Мне, мне тоже пирога, — подсовываю тарелку Солу, чтобы и мне подкинул.

     

  60. Я довольно быстро наедаюсь, но только после этого понимаю, что ужасно измазался кетчупом. Даже на свитере осталось несколько пятен. Да твою мать, как так-то, а?

    — Бл… — начинаю, было, я, но совсем рядом со мной сидит Анастасия, так что я заканчиваю немного не так, как собирался: — …ллин.

    Пока я пытаюсь оттереть салфетками свитер, мне приходит в голову случайная мысль о том, что сейчас в таком виде можно было бы обнять Неда. Он бы, наверное, сразу сошёл с ума и убил сначала меня, а потом себя. Несколько секунд я тупо смотрю на него, сдерживая смех, а потом продолжаю приводить себя в порядок. Болтать с остальными мне лень, а вот слушать, что говорят другие, интересно.

  61. — Хорошо, — Ден кивает Шону и смотрит вслед уходящему когтевранцу. С его собственной скрытностью могли поспорить только два факультета — это Когтевран и Слизерин. Что если?..

    Он нахмурился и постарался отстраниться от этих мыслей, налегая на еду — курицу, запеченную с ананасами и картошку с ароматной подливкой. День впереди должен был обещающим, и нужно было хорошенько подкрепиться. 

  62. Обернувшись к Анастасии, Алексис постарался улыбнуться ей как можно дружелюбнее.

     — Наверное, как все. Посижу в Большом зале, взорву несколько волшебных хлопушек. Может, выберемся с Солом поиграть в снежки. А у тебя какие планы?

    Он понадеялся, что это не прозвучало, как приглашение. Анастасия, конечно, очень симпатичная, но если она поймет его превратно, будет очень неловко. Несмотря на то, что они учатся на одном факультете, она старше его на год, и до этого они почти не общались.

  63. Савея любит пробовать по чуть-чуть как можно больше блюд. Здешняя кухня недостаточно пряная, но очень сытная.

    Девушки разговаривают о парнях, поэтому он едва заметно отодвигается, чтобы не мешать им, хотя разумеется случает краем уха — кто бы тут не слушал.

    Преподавателей нет, и это несколько досадно. Он бы показал кое-что профессору Базадуру  просто на всякий случай. Хотя почему-то гораздо больше его беспокоит Тибо. Он же ушел раньше. Разве не сюда он направлялся? Наверное он был не в духе, и пошел попросить чего у домовиков, чтобы не сидеть с ними на одним столом. Удивительный человек, сам же всем и нагрубил, и сам же обиделся.

    Не доев свою порцию, он вытирает салфеткой пальцы:

    — До встречи за ужином, — наклоняется к девушкам, а затем выходит из залы, нашупывая в кармане трубку.

  64. — Да, пирог просто супер, — Сол делит оставшийся пирог на три части, себе кладёт поменьше — он итак съел два куска! Два, что поровнее отдаёт Шону, а второй кладёт на тарелку Адриано и шёпотом добавляет.

    — Если к вечеру твоё дело закончится, — Сол делает ударение на слове дело, — предлагаю засесть в Трёх мётлах покрепче, меня тянет на что-то эдакое.

    Интрига будоражит Сола и побуждает к действиям.

  65. Разнообразие блюд поражало и самое искушенное воображение. Вроде бы они и были самыми обыкновенными, но их многочисленные вариации только подтверждали: те, кто занимался подготовкой и организацией всего этого, явно обладали хорошей фантазией и недюжинной предусмотрительностью. По меньшей мере, Никифоров был готов заверить всех присутствующих в том, что, пока он вылавливал в разнообразии блюд карты их старосты, он сам наелся от пуза. 

    — Андрас, ты же должен быть в курсе, — Герман придвинулся чуть ближе к старосте и вернул ему еще около трех карт. — Преподавательский состав говорил что-нибудь о планах на этот день? У меня под лопаткой тянет, когда я на пустой стол смотрю, будто предчувствие.

  66. -Думаю, Неду не очень нравятся внезапности. — Авенир задумчиво взглянул на Неда, а потом на Шона и нахмурившись, отодвинул от себя тарелку. — Шон не хотел плохого, просто недопонимание… Однако оставлять конфлик не стоит: не хватало еще разборок в Рождество. — Сказал он Алексису также тихо и придвинул к себе чай, делая глоток.

  67. Я здесь уже не меньше 20 минут, и хотя книга в моих руках весьма увлекательна, для обеда этого времени вполне достаточно. А чтение априори заслуживает более подходящих условий. Я с радостью удалился бы по своим делам, но все то и дело посматривают на пустующие учительские места и никто не уходит. Скорее всего, мы ждем исполнения еще какой-то традиции — и это следует уточнить.

    — Авенир, — я дожидаюсь, пока он оторвется от еды и посмотрит на меня. — Должно ли за этим обедом произойти еще что-то важное?

  68. На тарелке у Эммелин уже расположился румяный цыпленок и горошек.

    -Шон, он тебе угрожал? — интересуется она, готовая на решительные действия. — Все знают, что Нед странный и способен на все, что угодно. В прошлом году с ним был ооочень странный неприятный эпизод. Уж я то знаю, всех старост тогда опрашивали.

     

  69. — Да, братишка, я должен быть в курсе, — я с благодарностью принимаю карты. — Могу тебе точно сказать: никаких уроков и никаких экзаменов. И еще ужин почти сразу после обеда. А в перерывах можно подремать или прогуляться… И, конечно, все мы получим подарки. 

    Точно знаю, что не ответил на его вопрос и ничего не объяснил. Чтобы как-нибудь отвелчь парня, подкладываю ему в тарелку кусок курицы и щедро поливаю его подливой.

    — Разве этого мало, чел? По-моему, клево. Налегай, Рождество — не на весь год.

    Маттео наверняка знает больше. 

    — Эй, Маттео. Не слышал еще чего о расписании на сегодня?

     

  70. Как жаль, что даже лучших из нас портят вредные привычки!

    — Не знаешь, давно он курит? — спрашиваю я у Терезы, имея в виду Савею. — Надо уговорить его бросить.

     

  71. Налив себе тыквенного сока, я делаю глоток. Какая мерзость. 

    — Да никаких, позанимаюсь, потренируюсь. Мой бойфренд и сокурсники уехали, поэтому как обычно. — отвечаю Алексису, понимая, что ему очень неловко. — Хотела потестить метлу в зимних условиях, например. Ничего такого.

  72. — Спрашиваешь! И не один, — со смешком отвечаю я Анне. — А насчет Савеи… Он ведь старше нас, пусть сам решает.  

    Аккуратно нарезая ростбиф на мелкие кусочки, не забываю поглядывать по сторонам. Интересно, куда запропастился Тибо? И учительский стол еще пустует. 

    Затем я перевожу взгляд на гриффиндорский стол — любопытно, что поделывает красавчик Адриано. Следующим объектом моего внимания становится Нед. Похоже, у него вышла небольшая ссора с этим фотографом из Гриффиндора.

  73. -Обычно перед едой следует поздравительная речь, Нед: обращение директора и пожелания счастливого Рождества. Однако в этот раз процессуальность несколько нарушена — никого из преподавателей нет, чтобы уточнить, в чем причина задержки. 

  74. — Спасибо, — приятно узнать, что нарушение порядка в данном случае не привело к тому, что я пропустил что-либо важно. — И приятного аппетита.

    Убедившись, что действительно не осталось причин задерживаться, я отправляюсь в спальню, чтобы отдать должное книге.

  75. Герман с подозрением сощурился. Затем перевел взгляд на курицу. Снова на Андраса, снова — на свою тарелку. Удержаться было сложно, поэтому пуффендуец отковыривает от курицы кусок, который тут же отправляет себе в рот.

    — Просто немного странно. Студенты есть — профессоров нет. Деканов нет. Речи праздничной нет!

    Никифоров вдруг даже подскакивает, когда краем уха слышит где-то неподалеку похожий разговор. Вот почему его посетило чувство неполноценности происходящего!

    — Будем надеяться, что все хорошо и это просто обычная заминка. Но я бы не поверил, если бы профессор Райан-Энджел вдруг решил сделать нам какой-то сюрприз. Да или… вообще кто-то из преподавателей.

  76. Я прислушиваюсь к словам Авенира. А вот это уже интересно.

    — Подожди, Авенир, то есть даже никто из старост не в курсе, почему их нет? — я немного откидываюсь назад, чтобы можно было встретиться с ним взглядом. — И никаких распоряжений?

  77. — Не переживай, — успокаиваю я девушку, — я с таким постоянно сталкиваюсь. Того не фоткай, этого не фоткай. А вот того как раз-таки фоткай. В общем, обычное дело. Главное, чтоб он был не настолько странным, чтоб воткнуть мне нож в печень, хаха.

    Я шумно сглатываю.

    — Надо будет к нему потом подойти и объясниться, — уже больше сам себе, чем остальным, говорю я.

  78. Заметив, на кого смотрит Тереза, я спешу продолжить обмен секретами:

    — Тебе лучше выбрать другого симпатягу. С этим только время потеряешь.

    Правда, когда она переводит взгляд на Неда, я не уверена, что у нее появляется больше шансов. Если только она не умеет часом превращаться в шахматную фигуру или книгу.

  79.  — Что у тебя за метла? — спросил Алексис Анастасию.

    Он немного летал на семейной "Синей мухе" и надеялся, что родители подарят ему на Рождество "Старсуипер"… вплоть до прошлой недели.

  80. Алексис принял ответ Авенира, но, дождавшись, пока тот закончит беседовать с Недом, вновь наклонился к нему и спросил шепотом:

     — Тебе не кажется, что он не просто странный? У меня от него иногда мороз по коже. Такое ощущение, что он не понимает, как ведут себя люди, и пытается подражать им. А еще ты заметил, как он злится, когда что-то мешает его планам? Я иногда думаю, как далеко он мог бы зайти.

    Отчасти Алексис чувствовал свою схожесть с Недом — до определенного предела. Он точно знал, что идет за толпой, чтобы не попадать в глупые ситуации. Нед же, казалось, пытался мимикрировать под человека, как под совершенно чуждый вид.

  81. Авенир нахмурился еще больше. 

    -Нет, Томас. По крайней мере, профессор Бельфегор не довел до меня никаких дополнительных распоряжений. А это значит, что все должно было пройти как обычно. Впрочем… Одну минуту, Алексис. Извини. — Он поднялся, так и оставив тарелку пустой, и прошел к Андрасу.

    -Добрый день, Андрас. Счастливого Рождества. Скажи, возможно тебе известна причина сегодняшней задержки приветственной речи?

  82. ​​​​​​Всё это время я молчу. После бурного mattina, утра в гостинной такое чувство, будто мой запас слов и желание говорить немного поуменьшились. Никакого негатива, как говорится — я улыбаюсь в камеру рыжему фотографу, с интересом смотрю на какую-то потасовку у других факультетов, задумываюсь о преподавателях на слова Германа. Но так как для меня это просто обед, закончив его, мне привычно хочется пойти в спальню и дочитать статейку про квидич, или даже попросить у Андраса метлу и опробовать её на пустом поле — что-нибудь такое, чтобы побыть одному. 

    — Я только расписание матчей тебе скажу, — шуткой отвечаю Андрасу, отодвигая тарелку сo сладостями к остальным. — Если ты ничего не слышал, я и подавно. 

    Я встаю из-за стола и тщательно стряхиваю крошки со штанов. 

    — Пойду покормлю Джека. Если тут что начнётся, маякните, я буду спальне, хорошо? 

    ​​​

     

     

    ​​​​​

  83. На пороге я ненадолго задерживаюсь, чтобы еще раз оглянуться и пересчитать присутствующих. Похоже, один из нас даже не появлялся на обеде. Сделав короткую запись в блоноте, я покидаю зал.

  84.  Дожидаясь ответа от Адриано, парень заметил как на него бросают взгляды слизеринки, но, чтобы они сами его не заметили, быстро повернулся к Эммелин.

     — Слушай, а старостам не говорили, что с нашими профессорами?

  85. — Черт, я совсем не в курсе… — почему все спрашивают именно у меня? Ладно, Герман задает вопросы, но разве Авенир сам не должен знать, что происходит? Он-то не первый год замужем…

    — Стой! — я подскакиваю от неожиданной мысли так высоко, будто Пуффендуй только что победил в чемпионате по квиддичу. — Сегодня в школу приехал Министр Магии. Это ведь причина им всем задержаться? — к концу тирады моя уверенность уже слегка подтаивает.

  86. Блин, я успел раскаяться за то, что прицепился к Авениру. Бедняга так до сих пор и не поел из-за того, что к нему пристают всякие дауны вроде меня. 

    — Ребята, ребята, слушайте, — обратился я к оставшимся за столом Алексу и Анастасии. — Кажется, никто из учеников не знает, что случилось с преподавателями. Это разве не супер-странно?

  87. — Что? Нет, я имею в виду кое-кого еще, но не скажу, чтоб не сглазить, — отвечаю Анне. — Как думаешь, куда подевались все учителя? Так и обед закончится. Кстати, какие у тебя планы на день? Я думала прогуляться после обеда, у меня есть небольшое дело.

  88. — Да что с ними могло случиться? Разве что их всех съел профессор Райан-Энджел. Спорим, они просто увлеклись чаем. Можем пойти в учительскую и проверить, если все так беспокоятся.

  89. -Их нет довольно долго. Обычно в таком случае речь стараются не задерживать, а, наоборот, провести все вовремя, с достоинством и представлением гостя. Так как профессор Бельфегор не оставил мне дополнительных распоряжений, я подумал, возможно, профессор Маммона успел проинформировать тебя как-то иначе. Но, очевидно, кроме того, что и так известно, дополнительных данных у нас нет… В любом случае, благодарю за ответ. — Сказал юноша.

  90.  — Возможно, все встречают Министра Магии, — сказал Алексис, услышавший старосту Пуффендуя. Правда, он не знал, насколько можно верить словам парня, который прячет в карман сосиски.

  91. — Нам ничего не сообщали. Надеюсь, ничего не случилось. Не хотелось бы, чтобы какие-то новости омрачили нам Рождество, — после того, как начал подниматься шум, я слегка встревожена. — Я тоже собиралась прогуляться.

    Я с удивлением смотрю на нее. Не могла же она написать мне записку?

  92. Пока Томас болтает с преподавателями, ему в карман пролазит припорхнувшая записка.

  93. До этого времени спокойно кушая праздничный обед, к своему стыду как-то и не особо задумывалась, что ход этого Хогвартского Рождества не похож на все предыдущие года. Гул со всех сторон всё нарастал, удивительно, но мы все стихийно начали чувствовать подвох. А после слов Германа, чувство обеспокоенности возросло. Стараясь гнать непрошенные мысли о плохом, я пробую поговорить с Бёрди о приятных хлопотах и планах на день. 
    — Дорогая, как тебе обед? Спасибо, кстати, что помогла мне всё попробовать, — немного наклонившись в сторону подруги, чтобы через всеобщий шум она меня услышала, с улыбкой говорю я. 
    Заметив как Маттео поднимается из-за стола, я слышу его фразу и на мгновение встретившись глазами, утвердительно киваю, запоздало понимая, что может и не ко мне персонально он обращался. 

  94. — Значит ты внушаешь людям доверие, — по-философски рассудил Никифоров.

    Странно было слышать такое от себя же, но, возможно, это все благотворное влияние их декана. Расслабившись, Герман вытянул руки вдоль тела, своеобразно потянувшись, и вдруг глаза его удивленно расширились. Он оценивающе прощупал правый карман и залпом допил содержимое своего кубка.

    — Тогда я как раз успею закончить свои дела, — весело отозвался он, поднимаясь с нагретого места. — Может успею как раз до их прибытия. Не теряйте.

    И, махнув рукой на прощание, пуффендуец также удалился из зала.

  95. Пока слухи за столами множатся, в Большую Залу входит профессор Тракхан. Осматривая сверкающие елки он садится на свое обычное место за профессорским столом — поодаль от остальных учителей, чтобы его мухи не лезли к ним в тарелку. Заверения, что эти мухи чистые и постоянно умываются почему-то никого не убеждают, что опасаться нечего.

  96. На проге Большого Зала в меня едва не врезается студент. Похватив за шиворот едва не врезавшегося в меня Никифорова, я вынуждаю его притормозить:

    — Герман Никифоров! Рад вас видеть. Вы уверены, что хорошенько подкрепились?

    Отставив его в сторону и не дожидаясь ответа, я направляюсь к учительскому столу через весь зал, поздравляя присутствующих:

    — С Рождеством! — и щедро разбрасывая в руки студентам шоколадные монеты, завернутые в золотую фольгу.

  97. — Я же говорил, он их съел, — шепотом сообщаю я сокурсникам. — Сбежал только Вельзевул, он верткий!

    Наш декан не только виден, но и слышен — такое огромное тело трудно иначе предъявить миру. Я начинаю неуверенно аплодировать, надеясь, что все мои также рады видеть нашего Маммону, как и я (что бы там ни говорили мои шуточки).

  98. -Ладно,- кивает Эммелин, и пожелав приятного аппетита, принимается за обед.

    Накалывая на вилку по одной горошине, она думает о полученном письме. Может быть это Адриано написал? он сегодня с самого утра много знаков внимания ей оказывает. И иногда поглядывает странно… кажется. Хотя почерк не похож, но плести интриги дело не хитрое, можно и изменить. 

    Девушка смотрит на болтливого сокурсника украдкой и не может до конца поверить в свою  догадку

  99. — А ты не по второму этажу собиралась прогуляться? — осторожно спрашиваю я у Анны. Может ли быть, что нам нужно заглянуть в одно и то же место? 

  100. Картина действительно комичная: собственный декан тягает нашкодившего почти выпускника за шкирку, как маленького котенка. Если бы Герман не знал нрава профессора, то был бы готов поспорить, что прямо сейчас может схлопотать даже вычет баллов из факультетской копилки за собственную невнимательность. Но ему хватило ума вовремя высказаться.

    — Добрый день, сэр! — бодро отозвался старшекурсник, когда отозвался на земле. — Если честно, я даже объелся. Благодарю Вас за заботу.

    Прежде чем окончательно удалиться на поиски адресата записки, юноша склоняет голову в уважительном полупоклоне, после чего ныряет в переплетения коридоров.

  101. Асмодей готов ручаться, что его слизеринцы давно проснулись, привели себя в порядок и отправились завтракать. Уж кто-кто, а они не будут разводить панику, заметив, что все преподаватели этим утром отсутствуют. При первой возможности он спускается в Большой зал, и, к своему удивлению, видит за слизеринским столом только Терезу и Анну. И если отсутствие Тибо легко объяснить его неуживчивостью, то для того, чтобы примерный староста Савея покинул своих однокурсников во время общей трапезы, должны быть веские причины.

  102. Когда учителя начинают заполнять Большой Зал, Сол начинает слегка нервничать. Он был в восторге от учёбы здесь, но когда учителя собирались вместе, на него находил какой-то благоговейный трепет, и ему было тяжело взять себя в руки. Профессора Санджанны пока не было видно. Декан его факультета вызывал в Соле трепет больше других, даже больше, чем загадочный преподаватель Зелий, он и сам не знал, почему.

  103. Прочитав записку, я сунул её в тот же карман, где лежала первая. В этот момент меня и привлёк посторонний шум в дверях.

    О,  преподаватели всё-таки пришли, а я уж чуть было не поднял панику. Ладно, значит, подождать, пока они наговорятся и можно валить. 

  104. — В прошлом году мне подарили Нимбус, — отвечаю Алексису, — до этого я летала на том, что выделяла школа и… бегала я быстрее. 

    Когда появляются преподаватели, я умолкаю. Монетка профессора Маммоны падает передо мной и я прячу её в карман.

  105. Кивнув Андрасу, Авенир возвращается к своим, не выражая беспокойств и тревоги. 

    Как только он занимает свое место, за преподавательским столом начинается движение. Он совершенно уверен, что и декан их факультета вскоре займет свое место.

  106. — Может быть и по второму, — кажется, я понимаю, к чему клонит Тереза, и утвердительно ей киваю. — А ты?

     

  107. Бельфегор удивлён тому, как много учеников осталось в школе на это Рождество. Некстати. Он пересекает Большой зал и занимает своё обычное место за профессорским столом.

  108. — Три метлы? — переспрашиваю у Сола. — Конечно, я полностью за. Только дела — прежде всего, староста я или нет! — объявив это, поднимаюсь со своего места, допиваю сок из кубка. — Потом поговорим, — хлопаю Сола по плечам.- В смысле время назначим. В смысле, ну ты понял. Все вечером, а сейчас я побежал. ВАЖНЫЕ ДЕЛА!

    С удовольствием отмечаю, что за обедом на меня смотрели и девочки из Слизерина, и Эммелин. Черт побери, я в ударе!

    Маттео бы еще, гад, хоть разок посмотрел. Но что ему на меня смотреть, я же не играю в их дурацкий квиддич.

    Но ничего, похоже, мне есть чем себя порадовать. Стремительной походкой вылетаю из Большого Зала.

  109. Фух, преподаватели приходят. Как никогда обрадовавшись своему декану, особенно сейчас его присутствие успокаивает, прячу шоколадную монетку в карман, оставив лакомство на потом. Увидев, как Андрас начинает неуверенно аплодировать, я искренне поддерживаю старосту и своими аплодисментами, ведь я рада, а этой эмоции можно не стесняться.  

     

  110. Не надеясь больше, что кто-то подхватит мои аплодисменты, я затыкаюсь. Что на меня нашло, в самом деле? Разве без них не было лучше? Что только делает с людьми этот пост!

    — Девчонки, — я обращаюсь к Берди и Аделине. — Надо маякнуть Маттео, что преподаватели пришли. Он вроде просил. Я бы и сам отправил записку, но моя придет через полгода и точно кому-то другому. Может, кто-нибудь из вас?

  111. Хлопок Адриано слегка подбадривает Сола.

    — Давай, да, удачи!

    Парень с нетерпением ждёт, будут ли учителя начинать разговор, ведь если нет — свою цель он знает.

  112. Абаддон входит в зал не замыкающим, хотя учительскую он покидал последний.

    Он смотрит на оставшихся учеников, присутствие некоторых ему понятно. Но как-то много детей из нормальных семей.

    Он садится на своё привычное место.

  113. Едва я замолкаю, как хлопать начинает Аделина — и мне снова приходится вытащить руки из карманов. Пытаясь перекричать собственные хлопки, я продолжаю уговаривать девчонок, думая про себя, что в этом нет никакого смысла. Все продолжают расходиться. Может и нам лучше слинять.

  114. Я вспоминаю, что мне вообще-то тоже надо кое-куда попасть. Судя по тому, как уходят ученики, я не один такой. Деловой.

    Но я предпочитаю подождать ещё немного, может, преподы наконец-то что-то уже скажут.

    Загребаю горсть карамелек и, отделив от них одну и закинув её в рот, прячу остальные в карман мантии.

  115. — И я по второму, — отвечаю я Анне. Чтобы окончательно убедиться, что мы правильно друг друга понимаем, уточняю: — В место, где можно… эээ… попудрить носик. В некотором роде.

    Завидев нашего декана, я моментально успокаиваюсь и одновременно начинаю волноваться. Идиотское ощущение, но я уже начинаю к нему привыкать. 

    — Здравствуйте, профессор! — громко говорю я учителю защиты от темных искусств, когда он проходит мимо нашего стола.

  116. — Именно такое место, — подтверждаю я предположение Терезы, несмотря на появление профессоров. — Предлагаю пойти туда сразу после, — и я киваю в сторону преподавательского стола.

    Как бы мне ни хотелось поскорее уйти и оказаться вдали от соблазнительных угощений, уйти, не выслушав приветственную речь, будет слишком неуважительно.

  117. — Давай я, Андрас, а то вроде как я кивнула, когда он это сказал, теперь чувствую ответственность. Поэтому я быстро, даже не заметите моего отсутствия, — с этими словами я подхватываюсь и стремительно направляюсь к выходу. 

  118. Они… Они пытаются хлопать? Это и правда самое странное рождество, в самой странной компании.

    Я смотрю на пуффендуйцев и улыбаюсь, они такие славные ребята.

    — А почему мы не встречаем нашего декана подобным образом, — спрашиваю у оставшихся. Я надеюсь они понимают, что я шучу.

  119. Черт, куда ее понесло?! Я же совсем не это имел в виду! Я думал, они отправят сову или какое-нибудь заклинание… Черт, так совсем никого не останется за столом.

    — Братишки, — обращаюсь я к Минасу и Берди, — только не уматывайте никуда. Кто-то должен их послушать. Я один целую речь не потяну. Вы тоже должны кивать. Ладушки?

  120.  — Доброе утро, Тереза, Анна, — Асмодей останавливается возле слизеринок. — Надеюсь, праздничное угощение на вкус так же восхитительно, как и на вид. Но я не вижу Савею и Тибо. Они не составили вам компанию за завтраком, или же успели покинуть Большой зал?

  121. — Согласна, — киваю я, с любопытством взглянув на Анну. Выходит, записка — ее рук дело? Да нет, маловероятно, что мешало ей просто сказать мне лично? Да и почерк ее мне хорошо знаком. Конечно, она могла изменить его, но к чему такие сложности? Скорее всего, записка от кого-то третьего, и мне не терпится выяснить, от кого же. Но неплохо бы ненадолго остаться и послушать, что скажут учителя.

    Чтобы немного отвлечься, подкладываю на тарелку пудинга и принимаюсь за еду.

  122. — Угощение отличное, профессор, обязательно попробуйте пудинг, — отвечаю я Асмодею и с ужасом чувствую, что, кажется, краснею. — Савея был, но уже ушел, а вот Тибо так и не появился за столом, хотя вышел из гостиной раньше нас. — Стоит его поискать?

  123. Чувствуя  ответственность за происходящее на факультете, я понимаю, что вопрос профессора Базадура адресован в первую очередь мне.

    — Они ждали довольно долго, но потом… Все-таки удалились припудрить носы, — выдаю я первое, что пришло мне в голову после нашего с Терезой разговора.

    Я чувствую как краснею из-за того, что приходится врать про выходки наших мальчишек. Один так и не явился на обед, второй — прячется где-то с сигаретой. И все же мне совсем не хочется рассказывать об их безобразиях в канун Рождества, и я пытаюсь спасти положение, как только могу:

    — Уверена, праздничный ужин они точно не пропустят!

  124. Одновременно с моим расплывчатым враньем Тереза выдает профессору чистейшую правду, и я постепенно умолкаю:

    — Да? — удивленно обращаюсь к соседке. — Видно, я совсем заболталась и даже не заметила, что с нами был только Савея!

    Нужно было сразу говорить все, как есть. Только непонятно, она-то почему покраснела?

  125. Обнаружив, что директор не спешит расставаться с Министром Магии, а студенты уже начали страдать от переедания, я отрываюсь от свекольного пирога и обращаюсь ко всем присутствующим:

    — Прошу вас как можно скорее и сытнее набить свои животы в честь рождественского чуда, а затем предаться послеобеденному сну в его же имя! Все традиции, которые мы растеряли во время обеда, мы обещаем вернуть вам за ужином. Возможно, праздничная речь будет даже вдвое длиннее в качестве компенсации! Приятного Аппетита и счастливого рождества!

    — Куда это они так спешат, по-вашему? — обращаюсь я к коллегам. — Никогда раньше не замечал за ними такой прыти.

  126. Ну, отмашка дана.

    Я встаю и двигаю на выход.

  127. Сол радостно захлопал речи Маммоны, прежде чем отправить к рот последний кусок картошки и затем, выждав ещё пару минут, парень без спешки выскальзывает из зала, а затем, оказавшись снаружи уже летит к месту встречи.  

  128. Слизеринки отвечают одновременно. Тереза говорит правду, а вот Анна лжет, и это Асмодей запоминает, несмотря на ее попытку сгладить ситуацию.

     — Не беспокойтесь и наслаждайтесь рождественским завтраком, — советует он.

    Картинный взмах правой рукой, и рукав роскошно украшенной мантии сползает, открывая взглядам девушек крысу размером не больше вареной картошки на блюде перед ними. Шерстка у крысы гладкая, ухоженная, круглые уши стоят торчком, розовый нос подрагивает, принюхиваясь. Деловито сбежав по мантии хозяина на стол, она поднимается на задние лапки.

     — Узнай, где Тибо, — говорит ей Асмодей.

    Крыса соскакивает со стола и бежит к дверям, длинный хвост волочится за ней по полу.

  129. — Эй, ребята… Может уйдем тоже все вместе? — без особой надежды в голосе спрашиваю я. — Ну, не все, а типа… кто остался. Мы втроем.

  130. — Черт, кажется я подвела Анну своим поспешным ответом. Наверное, стоило соврать насчет Тибо, вдруг у него теперь будут неприятности. Хотя мало ли, почему он не пришел. Может, у него живот прихватил или что-то вроде того.

    — Ну, просто мы пришлю сюда вместе с Савеей, — добавляю я, чтобы как-то исправить положение. — Возможно, Тибо тоже заходил, но я больше смотрела в тарелку.

    Говорю и понимаю — жалкая попытка. Но, в конце концов, это не моя вина, что Тибо куда-то запропастился, пусть теперь выкручивается сам. А вот с Анной вышло неловко. Я бросаю на соседку извиняющийся взгляд и решаю впредь не выскакивать с ответами. 

  131. Тем временем я начинаю размышлять — пусть немного заторможено, но начинаю. Некоторые из учеников уже сбежали; большая часть оставшихся сидела, как на иголках. Очевидно, что записка пришла не только мне. 

    Ерзая на скамейке, я увидел, как сестра кинулась к выходу, и аж подскочил. Ты чё! Тебя-то куда понесло? Это становится совершенно невыносимым, блиин. Я набил карманы леденцами и шоколадом практически до отказа, не переставая коситься на преподавателей. Ну скажите же уже что-нибудь, вы!

    После слов профессора Райан-Энджела я тут же подорвался с места и метнулся к дверям Большого зала.

  132. Хорошо бы нам сейчас хором рассмеяться, и еще минуту назад я думала, что так и сделаю. Но суровый ответ декана дал понять, что без последствий он это не оставит. Никогда больше не попытаюсь решать чужие проблемы.

    Я пожимаю плечами в ответ на взгляд Терезы: что теперь поделаешь. Можно было бы обидеться, что она стала отвечать, староста-то я, но из нас двоих именно она сказала правду. Надеясь вернуть себе рождественское настроение, я предлагаю:

    — Пойдем?

  133. Зал пустеет, а я остаюсь сидеть. Мне нечем заняться, поэтому я жду, пока все уйдут.

    Может быть, профессор Базадур даст мне задание, чтоб занять себя до вечера. Или профессор Эребос.

  134. Бельфегор даже не донёс до рта кусочек пудинга. Вот так реакция на поздравление с Рождеством!
    — Коллеги, а вы не находите, что стоит начинать беспокоиться? — спрашивает он, глядя, как ученики практически в панике покидают Большой зал.
    Шон Маги, Соломон Бук, Томас Айверсон. Явно что-то случилось.

  135.  — Можешь не тратить силы на то, чтобы вспомнить, — мягко замечает для Терезы Асмодей, прежде чем отойти к столу преподавателей. — Вскоре все непременно выяснится.

    Добравшись, наконец, до своего места, он накладывает на тарелку большую порцию пудинга. Стоит перекусить, пока есть такая возможность. У него появляется ощущение, что скоро им всем будет не до еды, а он привык доверять интуиции.

  136. — Думаете, они что-то затевают?

    Мой главный простофиля все еще торчит за столом факультета, но это ничего не значит. Его могли оставить здесь для отвода глаз, пока где-то происходит что-то действительно важное.

  137. — Счастливого Рождества, профессор Базадур! — вежливо желаю я декану, надеясь, что упоминание праздника заставит его смягчиться и не сердиться на Анну. 

    Когда профессор отходит, я поспешно встаю из-за стола и вместе с Анной направляюсь к выходу.

    — Слушай, извини, что так вышло с профессором — я сама не знаю, что на меня нашло. Просто он всегда смотрит так, будто насквозь тебя видит, мне даже не пришло в голову соврать. Хотя стоило мне просто заткнуться… Ну что, прогуляемся до дамской комнаты?

  138. "Ну вот, Адриано уже убежал", думает Эммелин, глядя вслед парню.

    Выждав буквально минуту, она убирает тарелку в сторону, делает несколько глотков тыквенного сока, вооружается горстью мятных леденцов, и намеревается покинуть Большой Зал.

    — До скорого, ребята, — говорит она оставшимся и уходит. 

  139. — Пойдем, — я согласно киваю на предложение Терезы. — У тебя есть предположения, кто может там ждать? Может, твой таинственный избранник?

  140. Бельфегор хмыкает и на этот раз всё-таки доносит пудинг до рта. 

    — Уверен, что затевают. Вопрос только в том, угрожает ли это только уставу школы или чьей-то жизни тоже. И ладно бы с этим, но у нас тут так некстати… ну, — свободной рукой он указывает куда-то вверх. — Эти визиты, побеги… Из моих учеников за столом осталось только трое. Профессор Базадур, знаете ли вы что-то, чего не знаем мы?

  141. — Надеюсь, что нет, — мрачно говорю я, — даже уверена в этом. Заметив, что Анна не обижается на меня, добавляю: — Утром я нашла на тумбочке записку, кто, интересно, мог ее там оставить? Я думала, кроме нас и домовых эльфов в нашей спальне никто не бывает. Ты тоже получила записку?

  142. — Да, я… Сравним почерк? — и я показываю Терезе послание, которое нашла на тумбочке сегодня утром.

  143.  — Пока что нет, но я отправил крысу выяснить, почему один из моих учеников не явился в Большой зал с остальными. Учитывая, что сегодня Рождество, а в замке остались одни старшекурсники, возможно, они готовят грандиозную вечеринку с огневиски, которая, разумеется, должна пройти в строжайшем секрете от нас. Но давайте вернемся к вопросу, который министр просил обдумать за обедом. Насколько я понял, дело не терпит отлагательств.

  144. Я так и не понял ничего насчет планов оставшихся пуффендуцев. Так как над тарелкой мне делать больше нечего, я у профессоров лица все становятся все подозрительнее, я рассовываю по карманам куски пирогов и куриные ножки, завернутые в салфетки и выбираюсь из-за стола. Тыквенный сок? Нет, спасибо.

    Раскланявшись перед профессорами (неловко уходить, когда зал совсем опустел), я направляюсь в гостиную  — глянуть, чем занимаются мои ребята и еще разок взглянуть на Молнию.

  145. — Давай, — я осматриваюсь, нет ли вокруг кого из учеников или преподавателей, и достаю записку из кармана. — Только давай поищем место потише, может, прямо рядом с туалетом? 

  146. — Пожалуй, я уже жалею, что так сразу согласился принять сторону Министерства, — негромко говорит Бельфегор будто бы сам себе. — Препятствие от каждого из нас, — продолжает он, уже обращаясь к остальным. — От себя я бы, конечно, предложил какую-то головоломку. С летальным исходом в случае неудачи, естественно.

  147. ВСЕ УЧЕНИКИ, ВЫШЕДШИЕ ИЗ ЗАЛА, ОТПИСЫВАЙТЕСЬ В СВОИХ ЛИЧНЫХ ВЕТКАХ КУДА ИДЕТЕ!

  148. Когда ученики покидают зал, я подхожу к преподавательскому столу:

    — Доброго утра и с Рождеством! — приветствую профессоров и более почтительно киваю декану Столлману. — Извините, что отвлекаю от трапезы, профессор Базадур, — обращаюсь к преподавателю по защите от темных сил, — но я чувствую в себе желание сегодня отработать новое защитное заклинание. Не могли бы вы мне посоветовать, какое лучше выбрать, если я хочу выйти за пределы учебной программы?

    Мне немного неловко отрывать его от еды.

    — Прошу прощения, я не хочу вас отвлекать, я подожду до конца завтрака.

  149. Вельзевул в кои-то веки вслушивается в переговоры других учителей, и озадаченно осматривает опустевшие столы учеников. Что по-мнению других профессоров все они сегодня делают не так? Они ведь отобедали и ушли по своим делам…. как и в любой день каникул. Но вмешиваться в разговор не рискует. Похоже министр и правда говорил, что-то важное, стоило послушать… Но когда говорят так много и с таким неподвижным лицом, дальше второго предложения слушать осмысленно он просто не способен…

    Картошка, которую он бездумно давил вилкой в тарелке, складывается в интересный узор… Он поднимает глаза к подошедшей к столам ученице.

    — Мисс Анастасия! — восклицает он, явно позабыв фамилию, но соотнеся  получившийся рисунок из пюре с ней. — У вас сегодня удачный день. Я вижу, что сегодня кто-то поцелует вас.

  150. Алексис тихонько выскользнул из-за стола, когда профессор Райан-Энджел объявил, что праздничной речи не будет — а значит, нет смысла дальше оставаться в зале. Нед и Томас разбежались кто куда, Анастасия что-то спрашивала у преподавателей, Авенир же спокойно доедал свой завтрак, и Алексис, опасаясь, что тот вернется к недавнему разговору, предпочел вернуться в гостиную в одиночестве.

  151.  — И вас с Рождеством, мисс Кузнецова, — воодушевленно приветствует когтевранку Асмодей. — Ваше стремление учиться в первый день каникул похвально, но неужели вам не хочется присоединиться к остальным? Судя по всей этой суматохе, сегодня ученики планируют что-то особенное.

    Он посылает девушке теплую улыбку, должную продемонстрировать, что он как преподаватель все понимает и не собирается кого-либо наказывать.

  152. — С Рождеством, мисс Кузнецова, — откликается на приветствие ученицы Бельфегор. Его одновременно удивляет усердие Анастасии, но и приятно слышать, что представитель его факультета стремится к знаниям даже в такой предпраздничный день, как этот, хотя все остальные, похоже, явно заняты своими делами.

  153. — Ахахах, профессор Тракхан, что ж за шутки-то у вас такие? — вежливо улыбаюсь прорицателю, переводя своё внимание на интересующих меня преподавателей. — А, вы про это? — оборачиваюсь на пустой зал, — перед Рождеством у учеников появляется очень много внезапных дел. Я не знаю, куда они все так спешат, извините. Я не очень люблю Рождество, поэтому для меня это не повод расслабляться и прерывать моё образование.

  154. Асмодей довольно кивает Анастасии, отмечая ее понятливость.

    — Что ж, в таком случае, можете попрактиковаться в Инкарцеро. Шестой курс будет проходить его сразу после каникул. Эти полезные чары призывают веревки, опутывающие противника так, что ему будет практически невозможно освободиться самостоятельно. Всю необходимую информацию о произношении заклинания и движении палочкой вы можете найти в своем учебнике по защите от темных искусств.

  155. — Такая великая тяга к знаниям должна поощряться, — я тянусь через весь стол, чтобы предложить Анастасии шоколадную монетку. — Кто знает, может быть когда-нибудь благодаря такого рвению вы будете сидеть за этим столом? Советую тогда избегать моего стула, он едва держится — развалится, не ровен час. Если вам нужен кто-нибудь в качестве пленника для тренировки с  Инкарцеро, можете передать Андрасу, что я велел ему потренироваться с вами. Если он будет крепко связан, Рождество получится поспокойнее.

  156. — Честно говоря, — Бёрди потупилась, уставившись в сложенные на коленях ладони, — Мне нужно будет кое-куда отойти. Но если хотите, мы можем прогуляться все вместе потом! — тут же выпалила она, боясь обидеть товарищей по факультету, — Я мигом! Заодно и поймаем Маттео с Аделиной! — она вертит головой, следя за реакциями Минаса и Андраса. Поднявшись, она опирается руками на стол, кажется, очень воодушевленная своей идеей, — Давайте встретимся в общей гостиной через полтора часа?

  157. Ден удивляется беседе Адриано и Сола. Он же первым предложил прогуляться в "Три метлы", а в итоге они идут без него. Вот и друзья. 

    Ну, значит и не надо, — по-философски рассудил он, — А что надо — всегда придёт само. 

    Поэтому он решил не ждать и направился на поиски своей судьбы сам, пока ещё не зная, что ему принесёт сегодняшний день. Но уж точно больше, чем сидение на одном месте. 

    Попрощавшись с оставшимися за столом, уже стоя допивая свой тыквенный сок, гриффиндорец быстрым шагом вышел из Большого Зала. 

    Приключения! Вот, что остаётся вечным. И сейчас он направлялся навстречу новому, не менее захватывающему, чем все его предыдущие. 

  158. — Благодарю, я с удовольствием продемонстрирую вам результаты после каникул! — Мне хочется ещё спросить профессора Эребоса насчёт тренировки на мётлах в неблагоприятных условиях, но предпочитаю оставить этот вопрос до ужина. Сегодня мне есть чем заняться.

    Я принимаю монетку у профессора Райан-Энджела, улыбаясь, и прячу её в карман, где её поджидает припрятанная накануне:

    — Спасибо! — не рискую как-либо комментировать физическую форму профессора по уходу и стараюсь удалиться, по-прежнему улыбаясь. — Не хочу портить рождество вашему старосте своей учёбой, но большое вам спасибо, вы невероятно добры! До свидания, — обращаюсь уже ко всем, кто обратил на меня внимание, — точнее, до ужина.

    Наверное, пойду почитаю в гостиной или спальне.

  159. — О, будь я невероятно добр, я бы предложил связать меня! — я прощаюсь с усердной девочкой взмахом руки и обращаюсь к коллегам: — Ни студентов, ни директора. Не общая ли у них вечеринка?

  160. Покончив с едой, Вельзевул поднимается на ноги, забирает с собой яблоко и кланяется остальным преподавателям.

    — Буду идти в подземелья камня пока не дойду, — оповещает он их и уходит, предположительно, в место встречи с директором. 

  161. Насытившись, преподаватели могут пройти к месту встречи с директором. 

  162. Абаддон молчал весь завтрак, флегматично ковыряя еду вилкой, потому что его мысли были заняты появлением министра.

    Он встаёт сразу после Вельзевула:

    — Пожалуй, нам и правда пора. — я не дожидаюсь остальных коллег и выхожу из Большого зала.

  163. Покончив с пудингом, который и впрямь оказывается превосходным, Асмодей покидает Большой зал, чтобы добраться до места встречи с директором и остальными преподавателями.

  164. Бельфегор ненадолго задумался. 

    — А я бы посмотрел на директора в юности, — негромко проговорил он, откладывая вилку. 

    Покончив с едой, он сидит за столом ещё некоторое время и поправляет маску.

    — Пойдёмте, профессор, — призывно машет он рукой Маммоне, прежде чем покинуть Большой зал.

  165. Не так-то просто набить столь необъятную утробу, и все же я прерываюсь и согласно киваю Бельфегору:

    — Пойдемте. А знаете, вы ведь могли бы посмотреть на Адриано. Думаю, они должны быть похожи.

Добавить комментарий