Бумажный домик

«…и поставлю жилище Мое среди вас, и душа Моя не возгнушается вами…» (Книга Левит)

Макбейн ведет тебя на твою кухню, вероятно, чтобы посмотреть, как идет разбирательство с телом.

— Я буду записывать наш разговор на диктофон, не возражаете? — говорит он тоном, который и не предполагает, что ты станешь возражать. — Давно владеете кафе?

Закладка Постоянная ссылка.

23 комментария

  1. — Что вы, пожалуйста, — вежливо ответил Соломон.

    — Около полугода. Оно принадлежит отцу, но он в разъездах, поэтому в данный момент владелец я, — чему он был в это самый данный момент вовсе не рад. Сол с такой почти пугающей холодностью скрывал труп всё это время, а теперь стоял перед следователем в какой-то неровной сутулой позе, словно выжатая тряпка.

  2. У кухонных дверей, ведущих наружу, вас поджидает тройка ребят в белых халатах и хирургических перчатках.

    — Можете начинать, разрешение есть, — милостиво бросает им Макбейн. 

    Вы идете дальше на улицу, а ты еще успеваешь увидеть, как криминалисты, достают из карманов пластиковые пакеты и пинцеты — сейчас начнут шарится по вашей кухне. Они напоминают тебе насекомых, которых ты бы с удовольствие отсюда прогнал из соображений гигиены. 

    На улице тоже работают специалисты. Вход в переулок перекрыт оранжевой лентой. Ты видишь как там за спинами зевак проезжает полицейская машина, в которой сидит Алекс. Кажется, его повезли в участок для допросов.

    Мертвого парня фотографируют со всех ракурсов, рядом его уже поджидает медицинская каталка со зловещим черным мешком.

    — Мистер Бук,- обращается к тебе лейтенант. — Вы не припомните, мистер Септембер часто к вам заходил? 

  3.     При виде вальяжности, с какой офицер распоряжается в его кафе, пусть на то и были все основания, Сола чуть не передёрнуло.

       И все эти люди, кишашие в ЕГО месте. Почему именоо сейчас в голову пришло, что "Точку" не "отмыть". Странно, что не при виде трупа.

    Увидев машину, Сол мысленнл желает удачи свому повару, частично переживая и за самого себя.

    Вид чёрного мешка хозяин кафе принял достойно, но вот в фотографированни трупа было что-то такое, что всё таки искривило его лицо. Он не любил, когда люди фотографируют еду, считал это какой-то непонятной кичливостью. А тут всё было в разы хуже. Труп на тарелке.

    Дабы отвлечься от мысленный дебрей, в которые он загнал себя сам, Сол сосредточился на словах Макбейна.

    — Его лицо было мне знакомо, но дуамаю это из-за газет, до этого я его у нас не видел.

     

  4. — То есть он зашел к вам впервые? Он был один или пришел с кем-нибудь? — продолжает опрос полицейский, в то время как эксперты засовывают по пакетикам и колбам — стакан из Старбакса, пробы рвоты и пены, мобильный телефон парня.

  5.    Сол тщетно пытается игнорировать работу экспертов и продолжает рассказ.

    — Да, он до этого не заходил. В этот пришёл с девушкой с чёрным…- Сол забыл название причёски и активно прожестикулировал над головой… — каре. Она его долго прождала, видимо, это было свидание. Может, между ними что-то не заладилось, и она ушла первая, а потом и …

    И тут перед Солом предстала картина кафе сегодняшним утром. И предстала она невероятно отчётливо. Ведь он нарисовал её сам. Застыв на половине фразы, он полез за своим блокнотом для эскизов. Выудив его, хозяин точки развернул блокнот перед офицером. 

    — В одно время с ними в кафе находилось ещё несколько человек, но этот — Сол ткнул пальцев в фигуру "нуарного детектива", над головой которого извивалась фиолетовая спираль, — выбежал, стоило мистеру Септемберу уйти.

    На несколько секунд Сол всё же забыл о копошащихся экспертах, в нём взыграло возбуждение, но из-за нервов и усталости это отразилось лишь искрами в глазах и чуть возросшим темпом речи. 

    — Он ещё сказал, — парень на секунду зажмурился, призывая на помощь свою "примечательность", — Он сказал, обращаясь к Мисс Дейл: "Было очень вкусно Мисс, я и не заметил, как всё съел"… Но он не взял в рот ни крошки. 

    Сола кольнул детективный азарт, но присутствие полицейского не дало этому приливу разыграться.

  6. — Ого, мистер Бук, вы отлично рисуете! — одобрительно восклицает Макбейн и берет твой блокнот в руки.

    — Значит, мистер Септембер встречался с девушкой? А потом за ним выбежал этот парень? — он указывает на ключевые фигуры в рисунке. — Как думаете, мистер Бук, вы бы смогли сделать для нас фотороботы обоих? Такая редкая удача, как художник на месте преступления, выпадает один раз на тысячу.

  7. — Благодарю, — неловко улыбается Сол. Было приятно услышать похвалу в адрес своей работы, даже если она касалась возможных отравителей парня, который лежал у него на заднем дворе.

    — Да-да, всё именно так и было.

     

    Предложение составить фотороботы неожиданно его воодушевило.

    — О, безусловно смогу. С девушкой проблем возникнуть не должно, но с этим типом, боюсь, фоторобот получится частичный, шляпа закрывала ему верхнюю часть лица, так что получится без лба.  

  8. — Вы все равно нам очень поможете. Мистер Бук, расскажите про своего повара, мистера Райта. Как он работает? Были ли с ним проблемы? Вы замечали за ним какие-нибудь странности? Знаете что-нибудь о его личной жизни? — продолжает свой опрос Макбейн, фотографируя твой рисунок на твой телефон.

  9. Сол хочет забрать свой блокнот, хочется, чтоб он всегда был под рукой. Парень тянется к нему, но видя, что Макбейн делает фото его рисунков, напраыляет кист к голове и делает вид, что чешет лоб в раздумьях.

    — Мистер Райт никогда проблем не вызывал. Довольно тихий, работает вполне исправно, может медлить иногда, но это из-за постоянных смен. Странности…  , — Сол чуть поднимает взгляд, затем опускает. 

    — Да нет, просто довольно тихий парень. О личной жизни я ничего не знаю, мы не слишком много разговариваем. 

  10. — А ваша официантка? За ней вы ничего особенного не замечали? — он возвращает тебе блокнот. — Они оба имели доступ к еде мистера Септембера. Думаете, кто-либо из них двоих мог это сделать?

  11.     Рука сама тянется за блокнотом, не успевает Макбейн его отпустить. Сол торопливо и с облегчением убирает его. 

    — Мисс Дейл, — сам того не замечая, Сол слегка улыбается. 

    — Тихоней её, конечно, не назовёшь, она болтливая, но, очень добрая. Хотя единсвтенное, что мне о ней известно, у неё, кажется, много подруг, она больше говорит об отвлечённых вещах. Но проблем с ней явно никогда не было, разве что обещала клиентам еду засчёт заведения, — Сол понял, что заболтался и замолчал. 

    Но после прямого вопроса полицейского, парень нахмурился и замотал головой, глядя куда-то сквозь следователя:

    — Исключено, — произнёс Сол, внезапно понимая, что говорит, как офисная работница.

    — Никто из бы этого не сделал.

  12. — Я понял вас, мистер Бук. У вас есть какие-нибудь версии того, что могло… — он не договаривает, так как рация у него на поясе начинает шипеть и оттуда доносится голос диспетчера, произносящий что-то невразумительно.

    — Одну минуту, — говорит тебе инспектор и подносит рацию к лицу. — Ещё раз.

    Динамик изрыгает все такие же невразумительные слова, из которых ты все же распознаешь несколько следующих обрывков:

    — … столкновение… скорая помощь… едят его…трое…

    Макбейн молчит, а потом глухо переспрашивает:

    — Ты что, смеешься?

    Рация вновь кашляет, но твое внимание уже привлечено другим. Перед вами продолжают суетиться следователи. Отфотографировав материал и изъяв из карманов мертвого парня  все вещи, они укладывают тело на каталку и застегивают молнию черного мешка, скрывая мистера Септембера  от света белого дня. Твои глаза, наблюдающие за этой картиной под шипение рации не сразу фокусируются на том, что происходит у мусорных баков. Там стоят двое полицейских — тех самых, что пришли тогда с Алексом и привели врача. Они выглядят  довольно естественно, стоя там у воняющего контейнера и разговаривая, если бы не одно но. Толстяк на твоих глазах плавным жестом достает из валяющегося сверху мешка шкурку от банана и начинается потихоньку ее есть, не отвлекаясь от разговора. Его тощий напарник тоже что-то жует, и воспринимает действия своего собеседника, как нечто само собой разумеющееся.
     

     

  13. Сол был готов к новым расспросам от Макбейна, но шипение рации его немного отвлекло и подбодрило. По крайней мере до того, как он услышал:

    — Едят его… трое… 

     

    Воображение Сола в мгновение выстроило непонятную ему самому цепочку размышлений и нарисовала перед ним искривлённые столкновением машину скорой помощи и Фургон Филлипа Росса, а также человекоподобных плотоядных существ, почему-то пожирающих тру…

    "Что за чушь" — подумал Сол, но также отметил, что принимая во внимание всё случившееся, это было бы, конечно ужасно, но весьма реально. От этой мысли одну половину его лица перекосило. 

     

    То же случилось и со второй его половиной, когда парено фокусируется на просходящем у баков. Коп жевал банановую шкурку. 

    К горлу подтсупил комок. Такая картина должна была пугать своей странностью, но, опять же, после всего сегодняшнего она вызывала удивление смешанное с отвращением.

     

    — Едят его… трое — пронеслось в голове, и Сол словно расслышал чавканье. 

    И тут Сол подумал про двух ниндзя, умыкнувших автомат для кофе. Вдруг эти двое шифруются? Вдруг, они не копы? 

    Сол неотрывно смотрит на них. 

  14. Полицейские продолжают там стоять, не замечая, что ты на них таращишься, в то время, как тощий тоже запускает руку в мусорный пакет и отправляет в рот длинный картофельный очисток с чем-то налипшим на него. Остальные, занятые своими делами, по прежнему ничего не замечают. 

    Макбейн за твоей спиной говорит что-то в рацию:

    — … так вызовите другой наряд! Мне что разорваться?

  15.     Глаза Сола расширяются, как маленькие виниловые пластинки. Зрелища очистка, бесспорно отвратительного, не хватает, чтобы заставит парня отевсти взгляд. 

       Он бы с радостью что-нибудь предпринял, но что? Это двое полицейских, что он сделает? Подбежит к ним, схватит за руку, привлечёт внимание? Ах, да, внимание всех вокруг итак привлечено трупом на зданем дворе ЕГО КАФЕ. Сказать Макбейну? 

       Быстро глянув на него, хозяин "Точки" понял, что нешуточная буря разыгралась с той стороны рации. Что бы там не происходило, оно явно поинтереснее двух пожирателей мусора.

     Тут до Сола кое-что дошло. Чем можно одалеть абсурд? Чем-то таким же абсудрным. Поэтому он достал блокнот и начал ненавязчиво зарисовывать толстого и тонокого, запоминая их черты.  

  16. Ты едва успеваешь набросать рисунок в общих чертах, как дверь за твоей спиной хлопает, оповещая о том, что к вам присоединился кто-то ещё.

  17. Усевшись в пустом зале, ты погружаешься в рисование, и это помогает тебе ненадолго отвлечься от происходящего. За окнами все еще толпятся люди, у входа уже дежурят трое репортеров с фотографами — если они не уберутся, то  после окончания работ на кухне тебе придется с боем прорываться к дому. 

    В какой-то момент эмоциональное напряжение берет свое, и ты поддаешься порыву сложить руки на столе, чтобы полежать на них минутку. Тебе же ещё и отцу придется как-то объяснять ситуацию. 

    Когда ты ощущаешь, что уже фактически дремлешь, спохватываешься и возвращаешь свое внимание блокноту. 

    Рисунок у тебя получился отличный. Но вместо того, чтобы нарисовать девушку с каре крупным планом, ты зачем-то изобразил ее сидящей за столом с чашкой кофе и пакетиком сахара в руке. Ты хоть убей не помнишь, что собирался рисовать именно это. Люди за окном уже успели куда-то убраться, а небо потемнело. Похоже ты неплохо вздремнул. Шума на кухне ты уже не слышишь.

  18.    Приглушённые звуки кафа смеоиваются с еле слышными мыслями, когда Сол погружается в дремоту. Но тут какая-то мысль вырывается из общего потока, парень дёргается и резко выпрямляется на стуле. Мысль от него ускользнула, но образ девушки — нет, поэтому он заканчивает рисунок.

    — Так а… — несколько раз покрутив получившееся в руках, Сол пытается понять, зачем он отошёл от образа в голове? Он с самого начала хотел создать точный портрет, он старается для полиции, вообще-то. Но такие вещи сегодня едва ли можно причислить к странностям, поэтому, списав всё на своё желание с новым размахом взяться за анимацию, хозяин "Точки", заинтригованный тишиной на кухне, и в надежде на отсутсвие медиков, заглядывает туда.

  19. Ты обнаруживаешь, что толпа за окном разошлась — в наступающих сумерках там только тенями мелькают прохожие и проносятся безликие машины. Когда ты идешь на кухню, тебе на глаза вновь попадается пустое место, где раньше стояла кофе-машина. Неожиданно тебя захлестывает непонятно откуда взявшийся гнев. Ты остро чувствуешь, что эта вещь была твоей, принадлежала тебе — ты даже сам создавал дизайн ее передней панели, а теперь ее пользуют какие-то чужие загребущие руки. Если бы ты знал, кто к этому причастен, просто разорвал бы их на части. Это твоя вещь, она должна вернутся, и она вернется, не будь ты Соломон Бук. 

    Открыв двери на кухню, ты обнаруживаешь, что там тоже никого нет. Похоже эксперты закончили со своими делами, но никто из них не удосужился с тобой попрощаться. Ну да, ты вздремнул — но не так уж сложно было подойти и разбудить тебя. Элементарная вежливость.

    После них на кухне остался бардак — они наследили грязными ботинками, понаписывали маркерами каких-то цифр на полках, плите и камерах холодильника, разбросали всюду латексные перчатки, листы бумаги, целлофановые пакетики…

    Гнев внутри тебя разрастается. Все это твое, твоя территория — а они надругались над ней… Глубоко внутри ты сам удивляешься своей странной мощной реакции на все эти вещи, но поделать с собой ничего не можешь, это растет внутри тебя помимо твоей воли.

  20. Каждое новое рассуждение нагнетает гнев внутри Сола всё сильнее. Словно завинченный наглухо паровой котёл, парень буквально начинает трястись от злости, на лбу вздувается вена. Не выдержав он с силой бьёт кулаком о стену и через секунду прислоняет костяшки к губам, зажмурившись от боли. Но он не жалеет, чёрт, нужен же какой-то выход. 

    — Проклятье, ещё и убираться! Сукины дети!, — Сол идёт за шваброй, по пути пиная стены. На кухне он схватил залежавшееся печенье и, сжав в кулаке, раздробил в крошки.

    — Ммммм… А!, Чёртовы ублюдки, — Сол, неперестовая чертыхаться, всё же начинает уборку, чтобы свалить уже наконец отсюда и поставить на этом трижды проклятом дне крест.

  21. Едва ты начинаешь подтирать грязные следы — при этом ощущая невероятное удовлетворение от вида чистых участков пола — как слышишь, что в кафе кто-то вошел. 

    Почти сразу же ты слышишь женский испуганный голос, позвавший:

    — Эй! 

    Голос незнакомый — это не Мисти.

  22. Лицо хозяина кафе исказило выражение неимоверной усталости. Сол уронил швабру и бессильно поднял руки к потолку. Его окатили брызги воды. Пробормотав себе под нос ругательства, парень схватил сковородку и выбежал на голос.

Добавить комментарий