Гостиная Пуффендуя

«Будьте заняты. Это самое дешевое лекарство на земле — и одно из самых эффективных.» (Дейл Карнеги. Как перестать беспокоиться и начать жить)

Вход в гостиную Пуффендуя находится в том же коридоре, что и вход в кухню. В проходе возле большого натюрморта, который является входом в помещение, где расположены большие бочки, встроенные в тёмный камень, по правую сторону коридора — вторая бочка снизу в середине второго ряда откроется, если простучать по ней в ритме Гимна колокольчиков. В качестве охранных мер, дабы отвадить учеников других факультетов, стук по неправильной бочке или не верное количество ударов приведет к тому, что нарушителя обольёт уксусом из одной крышки.
Пологий земляной проход внутри бочки ведет немного вверх до уютной круглой комнаты с низким потолком, напоминающей нору барсука. Комната декорирована в радостных пчёлоподобных цветах — чёрном и жёлтом, подчеркнутых использованием тщательно отполированного дерева медового цвета для столов и круглых дверей, которые ведут к комнатам девочек и мальчиков. Красочное изобилие растений и цветов позволяет насладиться атмосферой общей комнаты Пуффендуя: различные кактусы стоят на круглых деревянных полочках (изогнутых в соответствии стенам), многие из них танцуют и машут проходящим мимо, в то время, как надежные крепления, удерживающие горшки, болтаются среди потолка, позволяя растениям ерошить волосы проходящим под ними.

Закладка Постоянная ссылка.

57 комментариев

  1. Прежде чем выбраться за едой, было решено удовлетворить свою тягу к общению. Обычно ее у Германа хватало для всех окружающих, но в особенности внимания доставалось ребятам с факультета. Среди них была просто патологическая концентрация тех, кого парень с уверенностью мог назвать своими знакомыми и даже друзьями. Наверное, именно поэтому Никифорова практически всегда можно было отыскать именно в факультетской гостиной.

    Сейчас пуффендуец подозрительно суетился с упаковочной бумагой за одним из столов. На коленях у него привычно разместился гортанно урчащий Юлий, на которого, впрочем, старшекурсник не обращал особого внимания. Свое недолгое (он надеялся) одиночество парень решил скрасить делом.

  2. — Ты не знаешь, куда делся Андрас? — спрашиваю я у Минаса, уклоняясь от вечнодовольных растений и приглаживая волосы. — Его обычно не поднять, а тут смотался куда-то раньше всех.
    — Привет, Герман, — коротко говорю, заметив его. — Buon Natale, с Рождеством.

  3. -Может быть, он уже отправился на завтрак? — Отвечаю Маттео, следуя за ним. Оказавшись в гостиной, замечаю Германа — он возится с упаковочной бумагой.

    -Доброе утро, Герман. С Рождеством! С Рождеством, Юлий, — приветствует Минас юношу и его питомца.

  4. Пуффендуец торопливо развернулся на стуле в сторону источника звука, чуть было не скинув с колен питомца. По тому, как он еле заметно зажмурился, можно было догадаться: последний вцепился в него когтями, чтобы удержаться.

    — И тебе доброго утра, amico mio, — отозвался он на скомканном итальянском.

    Было бы чудесно когда-нибудь выучить какой-то другой язык, но, видно, не судьба. И Герман вернулся к упаковке, бросив через плечо новому лицу в гостиной.

    — Как настроение? Праздничное или не очень?

  5. — Раньше, по-моему, он зверским голодом не отличался, — со смешком отвечаю Минасу.

    — Сегодня неплохой день, можно будет выйти прогуляться, — нейтрально отвечаю я, засунув руки в карманы, но внутри улыбнувшись пафосному «amico mio». Я не считаю Рождество за праздник, но зачем портить настроение другим. 

    — Какие у вас планы на сегодня? 

  6. — Хо-хо-хо! — я вваливаюсь в гостиную на утроенное громкости. Ну наконец-то я их нашел — все тут. — С рождеством!

    — Видали?! — на вытянутых руках я демонстрирую присутствующим новехонькую "Молнию Суприм" в ошметках подарочной бумаги. — Кому-нибудь охота попробовать? 

    Эта модель покруче того, на чем летает большая части игроков нашей команды. Ну не могут они не заценить! Хотя… Да нет же, хватит сомневаться. Хотя… И я с надеждой поворачиваю вытянутые руки в сторону Маттео — ну он-то в этом понимает.

  7. -Может быть, он просто спит под кроватью в плаще-невидимке, и мы просто его не заметили? — отвечаю шуткой Маттео, разводя руками. 

    -И правда. Снег все еще валит — к вечеру наметет, — замечаю я, бросив взгляд в окно. — Можно устроить снежную битву. 

  8. — Вот он, прилетел, — смеюсь и киваю головой в сторону Андраса. — С Рождеством.

    Я смотрю на вытянутые руки с метлой, а затем поднимаю взгляд на Андраса. На его лице снова растерянно-просящее выражение лица, поэтому я подхожу ближе и с улыбкой беру метлу в руки. Как он только стал старостой с такой неуверенностью?

    — Это просто офигенно, Андрас — заключаю я, внимательно рассматривая метлу со всех сторон и по-белому завидуя. — Лучший regalo, подарок на Рождество. От кого, кстати? Ты позволишь её испытать?    

    На последних словах я осторожно возвращаю метлу владельцу.

  9. -Отличный подарок, Андрас! Уже успел испробовать ее в действии? — вежливо интересуюсь я, оглядывая, как владелец крутит ее в руках.

  10. — Или сделать из снега что-нибудь масштабное, — с осторожной улыбкой вносит свою лепту Герман. — Я планировал выбраться кое-куда и закончить со всем… этим.

    Парень многозначительно кивает в сторону стопки аккуратных свертков. На парочке уже красуется аккуратная желтая приписка. Кажется, на сегодня он уже выбрал себе занятие: поднять настроение своим знакомым. Но дарить что-то в открытую не хотелось. В этом он был весьма солидарен с их не слишком уверенным старостой.

    — И тебя с праздником, Андрас, — оживленно отзывается Никифоров. — Вижу, ты уже вовсю празднуешь.

  11. Гостиная полная людей, но доброжелательные и весёлые голоса мальчишек помогают мне отказаться от мысли, что я могу быть лишней.
    — Всем привет, с Рождеством, ребята! — зайдя в комнату, я скромно, но достаточно громко всех поздравляю с этим светлым праздником.  

  12. — Ну, как бы.. Типа от отца, — я расплываюсь в улыбке. Зачем скрывать, ведь все получают подарки от отцов. По сути, я только сегодня стал нормальным в этом плане.

    — Конечно, Маттео, конечно! Может, прямо сейчас? Уверен, она отличная. Может, тебе или Герману стоит взять ее в игру? Уверен, вы и так отлично сыграете, но с такой метлой и шансы выше, верно, братишка? И мы как раз могли бы все вместе выбраться куда-нибудь и закончить… С чем ты там хотел закончить, Герман?

    И я круто разворачиваюсь к нему, едва не сбив метлой один из подсвечников. 

  13. -С Рождеством, Аделина, — приветствует ее Минас, радушно улыбаясь девушке. Она, как обычно, очаровательна, и юноша зовет ее присоединиться, чтобы та не чувствовала себя одиноко: — Присоединишься к нам? Мы тут обсуждаем офигенный подарок нашего старосты. — Все еще улыбается он, указывая на метлу.

  14. Никифоров расплывается в неловкой улыбке. Кажется, его поймали с поличным с таким вопросом. Пока стоило приподняться и подвинуть подсвечник на безопасное от края расстояние. На всякий случай.

    — Узнаете ближе к вечеру, — он тихо усмехается. — Я просто подготовил всякие приятные мелочи, но не успел упаковать все это дело. Вчера ночью у меня кончилась бумага, так что заканчиваю только сейчас.

    В подтверждение сказанных слов Герман несколько раз перематывает очередной сверточек тонким кожаным шнурком и, отрезав от него лишнее, откладывает в сторону. Обертку оставалось закрепить еще на двух-трех подарках, и можно будет приступать к делам.

     

  15. Бёрди входит вслед за Аделиной, как её тень. Как и подруга, она ведёт себя достаточно скромно, держа руки опущенными, сжав ладони в замок. 

    — Со светлым праздником, ребята, — говорит она, улыбаясь, украдкой наблюдая за происходящим. 

  16. — С Рождеством, — киваю я выходящим из спальни девочкам, уже немного устав произносить одно и то же слово. Затем я кидаю взгляд на стол с подарками и улыбчивое лицо Германа. Я иногда удивляюсь, как всегда можно быть в хорошем настроении и поддерживать его другим. Sicuro, уверен, и сегодня он порадует многих.

    — О, нет, Андрас, давай не сейчас, я же разнесу гостинную, заставят потом на каникулах убирать подвалы, — я смеюсь и привычно уклоняюсь от неловких действий Андраса. — Верно. Спасибо за предложение, но это твоя метла, мы попытаемся побеждать и на наших. Верно, Герман?

  17. — Эй, да возьми обычную, из пачки для письма, если закочнилась праздничная. То, что внутри, важнее обертки, — я снимаю с метлы обрывок синей в серебристые звезды бумаги и, помахав им перед Германом, бросаю обрывок на пол. 

    После слов Маттео я смотрю на Германа с надеждой. Если наш ловец откажется от метлы, этот подарок почти потеряет смысл. Какой от него прок, если я сделаю пару кругов по полю? Хорошие метлы нужны в игре…

     

  18. Бёрди юркает на диван рядом с Германом. 

    — Если хочешь, я могу помочь тебе, — тихо говорит она. Её голос шелестит не громче самой бумаги, но ей так хотелось быть чем-то полезной и как-то принять участие в общем веселье, — У меня осталось немного бумаги…  

  19. — Да я уже какую только не брал! Там самая разношерстная бумага будет такими темпами!

    Пуффендуец бессильно взмахивает руками. Конечно, он больше ратовал за аккуратность свертков, но и предложение старосты имело смысл. По крайней мере, если аккуратно обкромсать обрывок, который тот так непрактично бросил на пол. 

    — Дело говоришь, Маттео. Предложение заманчивое, но я бы с удовольствием посмотрел на то, как ты, — он усмехнулся старосте, — проявишь на ней себя. Например, на ближайших отборочных в команду. 

    Герман неуверенно улыбается подсевшей девушке и неожиданно тихо просит.

    — Можешь придержать шнурок вот здесь? У меня уголок бумаги выскочил, нужно поправить.

  20. -С Рождеством, Берди. — Также, улыбаясь, приветствует ее Минас. 

    -Это очень мило с твоей стороны, Герман! — воодушевленно обращается он к юноше. — А обертка и правда не так важна. Внимание — вот что приятно. — Замечает он, кивнув парню.

  21. Бёрди кивает и тепло улыбается Минасу, одновременно помогая Герману с упаковкой подарка.

  22. Широко улыбнувшись Минасу, я смотрю след за его рукой и замечаю метлу. 
    — Ой, какая красивая метла, Андрас! Потрясающий подарок, — хоть сама я и не участвую в квидиче, но всегда рада поддержать наших ребят в игре.  
    Умилившись тому, что Герман готовит подарки для всех, чем очень поднимает настроение, решаю предложить свою бумагу, ведь только недавно сама запаковывала рождественский подарок. 
    — Герман, может тебе подойдет синяя бумага? У меня в комнате еще почти целая трубка.

  23. — Ну… ладно, — после двух отказов настроение у меня возвращается к обычным показателям. Не такой уж этот день и особенный, особенно после упоминания меня и отборочных в квиддич в одном предложении. Куда лучше было бы, останься на каникулы одни первокурсники. Хотя, они тоже наверняка слыхали о моих успехах и том случае с мячом в собственные ворота.

    — Привет, девчонки, — вяло махнув рукой Берди и Аделине, я пристраиваю метлу в угол между стеной и шкафом. — С рождеством. 

    — Да, Герман, ты молодец, — поддерживаю Минаса. Вот что надо было ему сказать вместо того, чтобы нести чушь про бумагу.

     

  24. — Да, Аделина, — я киваю девчонке. — Даже слишком красивая. 

    В этом углу ее красота как раз будет не так сильно отсвечивать. На что я надеялся, появляясь на людях с метлой в руках? Мне бы еще форму ловца напялить — и получу первый приз в конкурсе комедийных номеров.

    — Тащи ему свою бумагу, надо помочь, а то просидит весь день. Заявимся на обед все вместе, — я пытаюсь сделать хоть что-то, что должен делать староста, чтобы его курс был дружным и… черт, знать бы, каким еще должен быть курс.

  25. — Буду очень признателен, — обращается он к Аделине. — Мне всего один остался, но с ним я, думаю, закончу уже потом.

    Когда с упаковкой очередного подарка было покончено, Герман с теплой улыбкой передает Берди тот сверток, который она и помогала ему упаковывать. Кажется, девушка угадала с моментом, когда стоило оказаться рядом. Далее пуффендуец ненадолго удаляется под шумок с оставшимися свертками, чтобы, пока в гостиной происходит что-то оживленное, успеть подкинуть их на видные места. Не проходит и пяти минут, как Никифоров уже возвращается.

    — Ты так поник, будто я тебе что-то сверхъестественное предлагаю, Андрас, — Герман легонечко треплет друга по плечу. — Между прочим, ловец из тебя вышел бы отличный. С такой-то метлой! У меня как раз будет время подготовиться к выпуску, а ты будешь блистать. 

  26. Я не очень понимаю, почему все так радуются, когда видят подарки на столе, но понимаю, что моя вежливость и желание Германа подбодрить Андраса снова ввели его в состояние уныния. Странный он, но человек неплохой.

    — Не оставляй её в гостинной, всё-таки такая модель, ты что, от зависти ещё украдут, верно, пуффендуйцы? — я беру метлу и указываю на дверь нашей спальни. — Пойдём, спрячем её там.

  27. Бёрди очень удивлена подарку и долго вертит его в руках так и эдак. 

    — Ты так старался его упаковать, что мне даже неловко рушить твои старания, — улыбается она смущенно, гадая, что же спрятано под оберткой, — Я правда могу?.. 

  28. -Я тоже считаю, что ты рано приуныл. Надо попробовать, Андрас! К тому же, всегда можно полетать над Черным озером и подразнить чудовищ, поднимая кучу брызг! — Воодушевленно замечает Минас, подбадривая старосту. 

  29. Иногда я сомневаюсь, кто у нас первый придурок — я или Герман. Даже с такой метлой я могу блистать, только если остальным завяжут глаза и запретят подсматривать. Но, наверное, он это из добрых намерений, так что я кисло улыбаюсь ему в ответ и качаю головой, чтобы присутствующие не начали вдруг переживать за судьбу команды — нет, я лучше останусь на трибунах.

    — Ну, пошли. Смотри не наступи на Барри! — я уверен, что еж уже смылся из спальни, но мало ли что он удумал. Я бреду за Маттео — может и правда лучше ее спрятать подальше с глаз, чтобы к отборочным все о ней забыли.

  30. Ох, Минас, и ты тоже? Могли бы уже и остановиться! В ответ на слова, доносящиеся мне в спину, я взбрасываю над головой руку с поднятым вверх большим пальцем. Все молодцы! Можно заканчивать!

  31. — Кажется, не помогло.

    Герман выдавливает виноватую улыбку. А ведь идея была неплохая: ловец на следующий год факультету действительно понадобится. "Будем надеяться, что он все же еще подумает", — уже про себя прибавляет парень. Лучше уж попробовать, чем воздержаться и жалеть остаток жизни. Ведь так?

    — Подарок твой, — наконец обращается он к девушке. — Ты можешь открыть его в любое время. Он просто показался мне… актуальным.

    Пуффендуец потирает переносицу, силясь скрыть смущение. Наверное, стоило оставить его на тумбочке, как и остальные, чтобы сохранить хоть капельку своего инкогнито.

  32. — Ребят, а может и правда пойдём все вместе в Большой зал, —  осматривая оставшихся в гостиной, решаю немного разбавить сложившуюся обстановку.

  33. -Будем надеяться, рождественская атмосфера и кусочек пирога чуть более развеселят его сегодня утром, — говорит Минас, обращаясь к Герману. Он тоже переживает за старосту, считая его более умелым, чем он сам хочет себе казаться.

    -Девочки, вы уже видели елку в Большом зале? Говорят, она в этом году просто невероятная! — на предложение Аделины Минас кивает: -Я за! 

  34. Понимая чувства Германа (Бёрди и сама испытывала похожие), она поднялась и слегка поклонилась, выражая почтение. 

    — Спасибо тебе, Герман. Пожалуй, я открою его в спальне, чтобы не сбивать с толку остальных. 

    Она поклонилась ещё раз, прижимая подарок к груди, и юркнула между других мальчишек, направляясь обратно вверх по лестнице. Подобно своему имени, она и правда порхала как птица. Возможно, и ела она также, но от всех волнений о голоде она могла позабыть. 

    Уже там, наверху, она только украдкой приоткрыла упаковку — что же внутри?

    Смущенная ещё больше, она вернулась обратно в гостиную. Заслышав вопрос Минаса, она вздрогнула и кивнула.

    — Это должно быть здорово!

  35. — Всем снова привет, мы вернулись, — я появляюсь уже без метлы и искренне надеюсь, что из памяти присутствующих она исчезла так же бесследно, как из моих рук. — Эй, да что это мы все еще торчим здесь? Пора посмотреть на елку в Большом зале. Я вот ее еще не видел, но верю Аделине! Все готовы выдвигаться?

  36. — Оу, что-то все так неожиданно разбежались… — достаточно озадаченно, я осматриваюсь по сторонам и пожимаю плечами и отхожу к многочисленным полочкам, чтобы посмотреть как там наши растения. 
    — Кстати и нет, я еще не успела посмотреть на ёлку. Спасибо, что поддержал идею, Минас, — подливая воду в горшочки, где земле нужно увлажнение, я отвечаю однокурснику. 

  37. Как только покончите с подарками, можете идти на свой поздний завтрак в Большой зал. 

  38. -Вас ждем, — улыбается Минас, стараясь сменить тему и не заставлять Андраса чувствовать неловкость.
    -Аделина, тебе помочь? — предлагаю ей. 

  39. — Давайте, поднимем свои задницы и постараемся не опоздать в Большой зал! Парни, девчонки! Вперед, оторвем себе первые куски рождественских пирогов! Чур, с фаршем — мне! — я безостановочно несу чушь и распахиваю дверь гостиной, искренне надеясь, что хотя бы это у меня получится и мы все вместе двинемся к елке. — И не вздумайте строиться парами!

  40. — Если тебе не сложно, пожалуйста, достань до вот того голубого горшочка с фикусом, а то он высоковато для меня стоит, — с улыбкой протягиваю стеклянную бутылку с водой. 
    — Еще буквально секунду, Андрас, а там с большой радостью, — проговариваю я, немного смущаюсь от шуткой про построение парами. 

  41. — Чудесная идея.

    Этот год был одним из немногих, когда Герман остался в школе. И, признаться, ему было действительно интересно посмотреть на ёлку в Большом зале. За шесть лет своего обучения он плохо помнил, чтобы вообще успевал ее рассмотреть. Парень был слишком увлечен квиддичем, чтобы хотя бы разок посмотреть на нее во всей красе. В этом году шанс предоставился неожиданно. Да и, если быть совсем честным, организм уже требовал хоть какого-то завтрака. А душа — смены обстановки после достаточно смущающего обмена любезностями с Берди. Реакцию остальных на свои подарки было не менее неловко представлять.

    — Надо бы верхние горшки поснимать, — пробормотал Никифоров. — Если никто их не поливал, я могу дотянуться.

    Пока же — достаточно просто подняться, показывая, что ты готов идти за остальными хоть на край света. Ну или замка для начала.

  42. Минас тут же делает то, о чем его просят, и возвращает сосуд на место, стараясь не задерживать всех остальных. 

  43. — Ох, черт! Ну ладно, кто тут самый дылда, в конце концов! Давайте быстренько их снимем, только поскорее, а то лучшие места займут Слизерин и Гриффиндор.

    Я тянусь сразу за несколькими высокостоящими горшками и, конечно, опрокидываю один из них на себя — к счастью, растение не пострадало, в отличие от одежды, на которой теперь останется пару пятен.

  44. Бёрди достает палочку из мантии и взмахивает ею. Сосуд в руках Минаса наполняется водой. Затем она колдует над одеждой Андраса, исправляя учиненный им беспорядок.
    — Не переживай, Андрас, домовики всегда нам помогут! Мы ведь с ними соседи.
    Теперь всё было готово — и гостиная, и её обитатели. 

  45. Я выхожу вслед за Андрасом на отдалении, заложив руки в карманы. Комментарии и шуточки летят один за одним, я улыбаюсь на какие-то из них, прислонившись к стенке. Здесь намного лучше, чем a casa, дома, пусть и у всех есть какие-то трудности.

    На боевой клич Андраса я обвожу взглядом всех в гостинной, киваю сам себе и, слегка склонив голову, чтобы не удариться о растения, свисающие с потолка, иду к выходу в коридор.

  46. — Надеюсь, эти были последними. У меня уже гремит в животе. Ну пойдемте, пожалуйста, всем ведь интересно посмотреть?!

  47. — Вот, давайте все возьмем пример с Иннага… Иммага… с Маттео! — я подскакиваю к парню, на ходу взмахивая руками и призывая всех вывалиться из гостиной в коридор.

  48. — Нам уже точно пора, — подойдя к Бёрди, я протягиваю руку, приглашая к выходу, ведь даже изначально, мы хотели пойти с ней вместе на обед.

  49. -Все, идем-идем, — хохотнул Минас, глядя на Андраса и хлопочущих девушек, помогая Аделине скорее справиться с растениями.

  50. Девушка с радостью принимает приглашение, беря подругу под руку. Они наконец выдвигаются. 

  51. — Самое время.

    Украдкой полив парочку оставшихся растений, которые стояли на самой высокой полке, — не оставлять же их без внимания — Герман наконец присоединяется к ребятам и выскальзывает в коридор вслед за остальными. На ходу он автоматически проверяет наличие палочки на поясе. Исключительно на всякий случай.

  52. — Ура! — я выпрыгиваю из гостиной, едва не подвернув ногу, и с гордостью веду свою банду в сторону Большого зала. Пусть шумят, обгоняют меня и веселятся — наконец-то мы все увидим праздничный зал и елкоу.

  53. Тем, кто по пути пытается свернуть не туда, я стараюсь указывать дорогу — устремиться в большой зал шумной и беспорядочной толпой.

  54. Быстро добежав от Большого зала ко входу в нашу гостиную, без ошибочно простукиваю ритм Гимна колокольчиков и попадаю в такую родную нашу общую комнату. Подойдя к дверям  спальни Минаса, Андраса и Маттео, я нерешительно трижды стучу со словами: "Маттео, это Аделина, там преподаватели пришли в зал", ожидая затем, как для меня либо откроется дверь, либо парень сам выйдет. 

  55. Я успеваю побыть в спальне одному буквально минут пять, когда слышу нерешительный стук в дверь и еле слышный голос Аделины. До этого я успел с удовольствием пройтись по пустым коридорам, покормить Джека и угостить его мятными леденцами — он их очень любит. Ещё раз натыкаясь на записку на тумбочке, я думаю, идти туда или нет. Вряд ли это кто-то из наших, а со всеми остальными факультетами я практически не знаком… Но ради интереса можно посмотреть на этого "активиста".

    — Не обязательно было идти ради этого самой, — говорю я однокурснице, осторожно открывая дверь спальни, чтобы не задеть её. — Но спасибо, Аделина. Я буду через минуту.

    Я улыбаюсь девушке и spero, надеюсь, что она не будет настаивать на обязательном возвращении в столовую вместе.

  56. Застав Аделину в дверях гостиной, я перевожу дух и сообщаю ей:

    — Можешь не спешить обратно. Наш Маммона всех отпустил. Говорит, ешьте, парни, спите и потом приходите на ужин, директор там все скажет. Если ты хотела что-нибудь съесть, у меня тут кое-что есть — пирог или сосиска. Только скажи.

    Пока она думает, я заглядываю в спальню, возвращаюсь с Молнией в руках и понимаю, что больше никого здесь нет:

    — А Герман не появлялся? Куда он там собирался сегодня?

  57. Устав гоняться за всеми подряд, я покрепче зажимаю в руке молнию и убираюсь прочь.

Добавить комментарий