Камни для царевны

“Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут” (Матф.6:19-20).

Вернувшись домой с работы уже затемно ты по запаху поняла, что сегодня на ужин будет картофельный суп с лепешками. Все семейные как обычно ждали тебя, чтобы поужинать вместе, и даже вечно голодный Майло не упрекнул тебя за столь долгое ожидание. (Впрочем, кого уж и было за что упрекать, так это его — вместо того, чтобы отселиться от вас вместе с Паолиной и вечно орущим Дейвером, как было принято у нормальных семей, он безвылазно торчал у вас и добавлял в ваше и без того тесное жилище шум и запах несвежих носков. Понятно, почему его с такой радостью вытурили из собственной семьи.) Его и Неша сегодня вечером больше заботила новая игрушка, которой он хвастался перед соседскими ребятами — блеснувший в свете кухонного окна пистолет подтверждал ваши подозрения о том, что парни занялись чем-то очень сомнительным.

Ты едва успела переодеться, как всегда опасаясь, что здешний свинарник оставит невыводимые пятна на твоих приличных нарядах. Паршивка Марджери итак уже испортила твои лучшие туфли и прожгла юбку, когда из лучших побуждений захотела ее для тебя погладить.

За столом в привычной тесноте царил ежевечерний галдеж — Неш и Майло громко обсуждали что-то, не обращая на вас внимания, Дейвер и Фернандо поочередно ревели от того, что что-то не поделили, а Марджори все пыталась рассказать тебе про какого-то мальчика из школы, назойливо заглядывая тебе в глаза и надеясь, что ты дашь ей свою помаду, чтобы покорить этого неведомого оборванца. Паолина ела молча, изможденная и стремительно стареющая. Мать, как всегда, успевала везде: и выспрашивала что-то о деньгах у парней, и давала подзатыльники мальчикам, и подкладывала лепешек Паолине и посылала тебе долгие взгляды, которые означали, что у неё есть к тебе дело, но поговорит она с тобой потом, когда остальные разойдутся.

Закладка Постоянная ссылка.

25 комментариев

  1. Переодевшись, я сложила чистую одежду в вакуумный пакет на замке — вроде тех, в которые упаковывают сумки в супермаркетах. Это была единственная возможность уберечь ее от местных запахов и грязи.

    Норман Пил советует исключать из своей жизни людей, не вписывающихся в позитивную картину мира. Это определенно касается моей семьи, и когда-нибудь я буду общаться с матерью только по телефону, а с сестрой — только в кафе и не чаще, чем она сможет себе это позволить. Но пока — только пока! — я и сама не могу постоянно питаться в кафе, а готовить я не люблю, тем более после долгого рабочего дня. Раз уж я покупаю продукты и приношу их сюда, значит, имею полное право приходить и на ужин.

    Я взяла со стола свою вилку и тарелку, чтобы еще раз ее вымыть. Вода текла из крана тоненькой струйкой — ее никогда не подавали сюда с нормальным напором.

    — Какие новости на районе? — спросила я, усаживаясь за стол и игнорируя взгляды мамы. Если она собирается попросить у меня денег, ее ждет разочарование. Никто не мешает ей самой что-то изменить в своей жизни, чтобы заработать больше.

    Ответ брата и зятя я собираюсь выслушать внимательно. Криминальные новости — еще одна причина, по которой я сюда заглядываю. Пока я живу там, куда полиция не приедет, сколько ее не вызывай, мне приходится считаться с этой реальностью.

    А потом я надену наушники. Двойная польза: и от родственничков отгрожусь, и прослушаю описание новых туристических автобусных маршрутов. 

    Мне не все равно, ка я выгляжу, поэтому в моей тарелке гораздо меньше еды, чем у остальных за столом. Но я ем медленно, поэтому мы все равно закончим примерно одновременно.

  2. — Видала? — вместо ответа спрашивает у тебя Майло, задирая ногу почти на столом, видимо, чтобы ты полюбовалась на его белые (по крайней мере, некогда) ботинки. У Неша такие же, но носит он их скромнее. 

    — Мы теперь не последние люди в Горгонзола. Знаешь казино "Звездное счастье"? Мы с твои братцем теперь туда вхожи. Дружим с девочками, покровительствуем мальчикам…

    — Там Педро Эскобар заправляет, помнишь его? — вставляет Неш. — Старший сын того парамилитарес, который теперь сидит. Зайди к нам как-нибудь, выпьешь кларета. Он не женат ещё, бывает по вечерам, — он скромно улыбается и опускает глаза в тарелку, явно говорит это из заботы о тебе. По здешним меркам их Педро вполне завидный жених. 

    Судя по всему эти двое устроились там охранниками или вышибалами. Но это не значит, что они не приторговывают еще и кокаином, как половина местных. 

    — У папы Агустина 2 машины… Агустин говорил, что может быть покатает меня… Слышишь, Анна?.. — пришептывает в паузах над ухом Марджери, из лучших побуждений подкладывая тебе добавки.

  3. — Спасибо за приглашение, Неш, но я не очень люблю казино.

    Честнее было бы сказать: спасибо, Неш, теперь я знаю, какое место мне обходить за пару километров. И я предпочитаю совсем не пить алкоголь, если у меня нет вина получше, чем то, что пьют местные. Я собираюсь дожить как минимум до 100 лет, а пересадка печени не входит в мои планы. Нужно еще накопить на виниры и титановые суставы.

    — Не адо, Марджери, — я твердо останавливаю ее руку. — Я больше не хочу, эти продукты придется выбросить. 

    Я случайно заглядываю ей в лицо — просто так получилось, я и не собиралась на нее смотреть, — и отчего-то решаю дать ей ценный совет:

    — Августин должен заслужить возможность покатать тебя на двух машинах. Это одолжение для него, а не для тебя, понимаешь?

    Хотя, конечно, с ее внешностью и умом, на самом деле это скорее одолжение для нее. Но лишняя самоуверенность ей пока не помешает.

    Я наливаю себе стакан бутилированной воды (всегда ношу с собой, хотя местные пьют водопроводную воду), чтобы сделать перерыв и не съесть больше, чем мне нужно, из-за жажды.

    — А у тебя как дела, Паола? — ее взгляды начали мне надоедать, и я решила прояснить ситуацию, задав вопрос сама. Чтобы дать понять, что я не собираюсь выслушивать ответ долго, я уже распутываю провода наушников.

  4. Марджери торопливо перекладывает к себе на тарелку то, что успела подложить в твою. Она пожирает глазами то, как ты пьешь из бутылки, и бросает взгляд на водопровод. Твой совет заставляет её замолчать хоть ненадолго, но появление наушников вызывает новый шквал вопросов: «Что будешь слушать? Шакиру? А мне один наушник можно?».

    Паола отмахивается от твоего вопроса, вскудахтнув что-то про «всё как обычно» и добавляет, что у неё для тебя кое-что есть, но покажет после ужина.

    Парни первыми покидают стол и отправляются наружу, вероятно, работать в ночную смену. Неш перед уходом целует мать и угощает Дейвера и Фернандо жвачкой. Паолина начинает меланхолично собирать посуду, а Паола провожает тебя к выходу, приобняв за плечи — Марджери увязывается за вами, но возвращается на кухню после шиканья матери.

    — Вот что, Геральдина, — Паола достает из юбок зажигалку и пачку сигарет, со смаком прикуривает и берет деловой тон. Очевидно, что показывать она тебе ничего не собирается. — Тебе сколько лет уже? Все в девках ходишь. У тебя там хоть среди туристов твоих есть кто?

  5. Меня ужасно раздражает то, что Мардж копается в моей тарелке, как в своей, но у нее есть мать, чтобы учить ее манерам. Это точно не мое дело. Следующий раз нужно будет сесть так, чтобы она не устроилась рядом.

    — Ты уже можешь подработать по вечерам и купить плеер и наушники, есть совсем не дорогие, — поколебавшись, я все же даю ей один наушник — они все равно уже перетерлись. Завтра куплю себе новые, чтобы не использовать после нее. — Можешь даже взять эти наушники себе, чтобы тебе еще больше хотелось свой плеер или телефон.

    Я внесла свой вклад в этот ужин в виде продуктов, поэтому с чистой совестью не собираюсь помогать Паолине с уборкой. Каждый делает то, на что способен. 

    Когда мать закуривает, я морщусь и отступаю от нее на пару шагов:

    —  Я же тебе уже сто раз говорила, что нужно бросать курить. У всех, кто курит, потом бывает рак легких, горла или губ. Лечение от него очень дорогое. Ты хотя бы не кури рядом с другими, если хочешь гробить себя.

    Я не хочу заводить отношения с мужчиной, которому я понравлюсь в своем нынешнем состоянии. Вот когда мое социальное положение станет повыше, можно будет найти достойного партнера с соответствующими интересами, взглядами и доходом.

    — У меня все в порядке с личной жизнью, — вру я, чтобы не затягивать этот разговор. — Неужели ты думаешь, что я выберу того, кого можно пригласить в гости сюда?

    Если она станет меня слишком сильно доставать, попрошу Логана изобразить моего парня. Нужно подумать, как его за это потом отблагодарить.

     

     

  6. Сестра горячо благодарит тебя за подарок и крепко обнимает, даже если ты выказываешь недовольство от этого её порыва. 

    Мать на твою отповедь о курении пренебрежительно крякает и одаривает снисходительным взглядом, но спасибо, что хоть не добавляет что-нибудь вроде "Ишь, городская стала". 

    — А ты и не приглашай. Главное, сама не забывай, где выросла. Только вот что-то не торопится твой кабальеро увозить тебя в Ла Макарена. 

    Кончик сигареты тлеет в полумраке, вычерчивая красными и черными мазками глубокие морщины на её лице. Если ты бросишь свои попытки предпринять что-то — это будет и твоё лицо. Вне всяких сомнений когда-то Паола тоже получала приглашения в казино, к ней даже сейчас заглядывали какие-то сомнительные и непритязательные типы.

    — Личная или не личная, но есть ты ходишь сюда — он тебя даже на ужин не приглашает. Толку с него, как с козла значит. Или и нет его вовсе — ой не верю, что такая, как ты, влюбится в парня, а не в деньги, и позволит ему голову себе без ужинов кружить. Ну что, не права я? — она выпускает струю дыма вверх, цепко тебя рассматривая.

    Ты можешь бежать от этих родственных связей сколько угодно, но не надо далеко ходить, чтобы понять, от кого в тебе сколько практичности.

    — Это правильно, дочка, жениха ищи себе там. Что ж ты думаешь я тебе лучшей доли не желаю? Надо брать отовсюду, пока дают. Так я что сказать хотела-то. Помнишь ли ты дядю Элизио, что раньше торговал техникой? 

    Дядя Элизио был из тех, кто ходил к твоей матери, пока ты была крошкой. Он подвозил тебя часто, пока ты училась, но в последнее время куда-то запропастился, и его сменили прочие ваши знакомые, катающие тебя до аэропорта.

    — Так вот он сейчас переехал в большой дом. У него уже несколько магазинов. Нет-нет, не смотри на меня так, не предлагаю я тебе под венец к нему идти. Но пока ты там ищешь жениха, которому будет чем тебя удивить, ты, пока еще молоденькая и стройная, могла бы не растрачивать свои прелести впустую и получить за них много чего полезного, понимаешь о чем я?

  7. — Не увезет этот — найдется тот, кто увезет, — отвечаю я, думая, что было бы действительно неплохо забыть это место.

    Я смотрю на нее и понимаю, что я никогда не буду такой. Потому что я уже приняла решение о другой жизни. Я не буду курить, я не стану долго жить с мужчиной без замужества, я обеспечу себе все, что хочу. И нужно будет уколоть ботокс. У Паолины уже тоже видны морщины, и такую генетику нужно подправить.

    — Такая, как я, не сможет уважать мужчину, который не работает и не зарабатывает как следует. И не станет сидеть на шее жениха, как те, кто ничего из себя не представляет.

    Если решили сидеть на шее, свесив ноги — довольствуйтесь подачками, которые вам дают, за романтические минуты в ваших постелях. Об этом я подумала, но не сказала. Я все же не думаю, что уже с завтрашнего дня не приду сюда ужинать. Я покупала продукты на неделю — поэтому перестану сюда ходить через неделю. Интересно, что вы добавите в свои бобы, когда никто не принесет вам мясо.

    Большинство женщин вызывают у меня презрение- как мама, когда сватает мне это ничтожество из собственного прошлого. Я сама могу себя обеспечить, мама, а ты должна была терпеть его потную рожу только потому, что иначе тебе нечего было бы положить в котелок с бобами. Вот и попридержи его для себя — возможно, скоро снова пригодится.

    — Нет, спасибо, — говорю я вместо всех своих мыслей и возвращаюсь, чтобы забрать вещи и уйти к себе.

  8. — Ну, как знаешь. Не упусти момент, пока ещё цветешь, деточка,- она докуривает сигарету могучим движением необъятных легких и уходит на кухню помогать менее заносчивой дочери.

    Никто тебя не задерживает, разве что Марджери у порога предлагает провести тебя до конца улицы.

  9. пардон)

    Я не отказываю ей — прогулки всем полезны. Я даже расспрашиваю ее, кем она хочет стать, когда вырастет, и рассказываю, что она может начать подрабатывать или даже обратиться в опеку. Если она скажет, что ее не обеспечивают все необходимым родители, то ее отправят в хороший приют. Если бы мне в свое время кто-то об этом рассказал… Мне-то пришлось искать это в библиотеке во всяких кодексах. Хотя теперь они могут найти все в интернете, если хотят что-то изменить.

    Я не переживаю, что ей придется возвращаться домой одной. Да, это опасно. Но она все равно ходит по улицам постоянно, да и я тоже так ходила. Еще один раз ни на что не повлияет.

    Моя "квартира" находится на четвертом или пятом ярусе таких же каморок. По дороге к ней надо два раза пройти по чьим-то крышам. Когда-то я поставила себе хорошую дверь, но ее несколько раз взламывали и даже уносили (наверное, в компенсацию того, что ничего дорогого не находили внутри). Слишком разорительно, поэтому теперь у меня дверь из многослойного клеенного картона, как у всех, с замком, который можно и не запирать. Ее можно было бы заменить простой занавеской — некоторые так и делают. По эффективности — то же самое.

    Я останавливаюсь у входа и смотрю на Мардж: ей пора. Я не стану отпирать дверь при ней, потому что не собираюсь звать ее в гости. Я работаю, и мне нужно отдохнуть. Пусть идет к своей матери.

     

  10. На твои слова про приют девочка реагирует смехом, она думает ты так шутишь. Она спрашивает, как же она будет жить там без мамы, бабушки и братьев — на чужих детей она и в школе успевает насмотреться, чтоб ещё и вечера с ними проводить. Вечера для семьи — так считает Паола, Паолина и Марджера, но не ты конечно. 

    В темноте вас повсюду сопровождают желтые глазницы-окна, в которых виднеются столы, накрытые грязными клеенками и газетами. Там собираются семьи, молятся перед ужином о том, чтобы на следующий ужин им нашлось что поесть. У дверей на скамеечках курят старики и старухи с распухшими ногами — дым призрачно колеблется в свете распахнутых и отзанавешенных дверей.

    Марджери по дороге умудряется и поздороваться с несколькими здешними обитателями, распознавая в их уродливых силуэтах кого-то знакомого. У дверей твоего домика она останавливается и пытается прочесть в твоем взгляде хоть капельку сестринской любви, которая позволит ей посидеть с тобой и пошушукаться в этом маленьком изолированном островке. Не дождавшись ничего такого, она вздыхает и качает головой, совсем, как Паола. Проворно спускаясь вниз, она заботливо сообщает тебе, что если тебе станет страшно, то напротив живет дядя Хозе с женой и тремя дочками, и ты можешь звать его на помощь, потому что одна из дочек — подруга Маджери и они в школе … да, она может болтать бесконечно, даже если вас уже разделяет дверь твоего жилища. 

    Оказавшись у себя, ты с первого взгляда понимаешь, что в твоем обиталище кто-то был. Кровать смята, окно выбито, занавески гуляют на сквозняке, комод, где ты хранишь одежду, приоткрыт. 

     

  11. В нашем районе немногие жалуют занавески. Когда им нужно будет спрятаться от лишний глаз, они просто прислонят к стене какую-нибудь фанеру, чтобы закрыть окно. Но это позже. Я не из тех, кто заглядывает в окна, но сейчас, при такой открытой демонстрации, трудно ничего не замечать. И нет, Марджери, я совершенно не хочу знать, кто из них — этот твой дядя Хозе.

    Я с облегчением переступаю порог своего жилища — здесь я снова смогу почувствовать себя так же хорошо, как на работе. Но сегодня я замираю на пороге: кто-то украл у меня заслуженную возможность расслабиться. 

    Вряд ли вор нашел в моей комнате что-то, кроме этой возможности.

    Когда первый испуг проходит, я щелкаю выключателем — он прямо здесь, у входа, — чтобы под потолком загорелась лампочка без абажура. С ней я смогу рассмотреть больше. И лишь убедившись, что в комнате никого нет, я запираю входную дверь.

    Он что, валялся на моей кровати? Ах нет, наверное искал деньги под матрацем. К счастью, я храню все ценные вещи в другом месте. Даже одежду я держу в камере хранения на вокзале, здесь  — лишь самое необходимое. Пара полотенец, пижама, поношенная одежда, которую я больше не надену на работу, гигиенический набор — минимум, не больше.

    И все же нужно проверить, что именно пропало. 

  12. Комнатка слишком маленькая, чтобы тут можно было хорошо спрятаться, поэтому ты быстро можешь убедиться в том, что сейчас ты здесь одна.

    Ты начинаешь методичную проверку своего жилища — перебирая свой нехитрый скарб. Вне всяких сомнений твои пижамы и поношенные брюки кто-то трогал и не слишком аккуратно складывал на место — и тем не менее складывал.  Твои гигиенические средства тоже в беспорядке. У кровати и впрямь такой вид, будто на ней лежали. 

    Тебе кажется, будто ты даже улавливаешь оставшийся на ней крепкий мужской запах. Осмотр кровати приносит неожиданность — ты вляпываешься рукой в беловатый полупрозрачный сгусток.

    К этому моменту ты уже уверена в том, что не пропало ничего — ровным счетом. Даже наоборот, прибавилось — помимо мерзости на кровати. На подоконнике, за гранью света что-то лежит — какая-то мелочь, разложенная стройным рядком.

  13. Я вскрикиваю от испуга, а затем еще раз — от отвращения. Мерзкое отребье! С трудом сдерживая рвотные позывы, я нахожу упаковку влажных салфеток и один за другим вытаскиваю белые влажные лоскуты, искренне сожалея, что предпочитаю салфетки без ароматизатора.  Одной рукой справляться с этим не так уж просто, и в итоге упаковка рвется. Липкий замочек больше не закроется герметично, но вряд ли останется хотя бы одна неиспользованная салфетка, так что это не важно.

    Нужно как можно скорее переехать. Я терпела максимально долго, больше так не может продолжаться. Но сначала я позвоню в полицию, они обязаны приехать и найти его!

    Урод, вломившийся в комнату, мог быть чем-то болен… Очередной рвотный позыв оказывается слишком сильным. К счастью, мне под руку попадается ковшик, которым я пользуюсь для умывания. Полупереваренный ужин пахнет и выглядит отвратительно, и я поскорее накрываю ковшик картонкой, на которой обычно разуваюсь. Я еще долго не смогу есть стряпню Паолы и Паолины.

    Салфетки заканчиваются, и я перехожу к дезинфицирующему гелю — в пузырьке осталась примерно половина средства, и я использую все до последней капли. Растирая гель ладонями, я спешу открыть разбитое окно, чтобы мерзкие запахи, заполняющие мою комнату, исчезли до того, как смешаются с цитрусовым ароматизатором. Иначе я и его возненавижу.

    Занимаясь окном, я едва не смахиваю разложенную на подоконнике мелочь. Продолжая рьяно втирать средство в кожу, я брезгливо присматриваюсь к очередному "сюрпризу".

  14. Очередной сюрприз оказывается набором из небольших металлически поблескивающих фигурок. Слоник, лягушка, обезьяна и птица — все выполнены в виде скругленных кубиков. Металл желтый, гладкий, выглядит тяжелым. И дорогим.

  15. Капнув на каждую из фигурок немного геля, я наблюдаю, как он растекается по поверхности металла, образуя еще один, жидкий слой. Цвет средства попадает точно в тон материалу фигурок, и я как будто отливаю их прямо сейчас.

    Извращенец, ворвавшийся ко мне, не становится менее мерзкий, но явно становится более умным. Я, конечно, уеду отсюда сегодня же, но, скорее всего, полицию не вызову. Проведя пальцем по позвоночнику слоника, я подхватываю фигурку, чтобы оценить извинения "моего" извращенца: нет ли на зверьке пробы?

  16. Пробы на зверьке нет. Если ты ходила когда-нибудь в Боготский музей золота, то наверняка могла видеть там что-то похожее — небольшие статуэтки, которые делали из чистого золота древние инки и чибча. Каждая фигурка приятно-тяжелая, и в свете лампы выглядит подлинно золотой.

  17. Золото без пробы не перестает быть золотом. В ломбард с такой фигуркой не сунешься, а вот к антиквару после надлежащей подготовки… Но на все это  еще будет время.

    Отыскав в беспорядке чистое полотенце (я выуживаю его двумя пальцами и тщательно проверяю на предмет использования, прежде чем поверить, что оно чистое), я бережно промакиваю им фигурки. Подобрав на полу упаковку ушных палочек, высыпаю их прямо на пол, а в освободившийся пакетик складываю четверых зверьков.

    Что ж, он по крайней мере чувствовал свою вину. Впрочем, если он решит задушить меня подушкой, а потом пышно похоронить — вряд ли меня утешат такие извинения, поэтому переезжать нужно немедленно.

    Я человек экономный, но забирать вещи, в которых рылся мой "гость", мне не хочется. Думаю, оставлю ключи Паолине. Пусть продаст все, что сможет, и возьмет себе процент. Ей самой  мои размеры не подойдут, а забрать все деньги целиком ей вряд ли позволит здравый смысл, все-таки я регулярно поздравляю их всех с днями рождения и дарю подарки.

    Я звоню сначала Паолине — пусть придет и заберет ключи, а потом Нешу — подвезет ли он меня в центр или хотя бы до трансмиленио. Ехать на ночь глядя на велосипеде мне не очень хочется.

     

  18. Паолина сначала говорит тебе, что сейчас занята и пришлет Марджери, а затем, спохватившись, спрашивает, куда ты собралась и не случилось ли у тебя чего. Неш говорит, что ему нельзя сейчас уйти со своей точки, но он может отправить к тебе парня с машиной — тот все равно собирается забирать из центра какой-то товар. Со смешком интересуется, не едешь ли ты случайно в модный клуб на ночь глядя.

  19. Паолине я сообщаю, что ко мне забрался вор и извращенец, и теперь я хочу немедленно уехать, оставив ей ключи, чтобы она смогла продать мои вещи, которые тут останутся.

    От Неша я тоже ничего не скрываю — он слышит ту же историю. я спрашиваю у него, хорошо ли он знает парня с машиной, потому что меньше всего мне хотелось бы иметь дело с кем-то ненадежным. 

    Разговаривая с ними, я прикидываю, найдется ли таксист в здравом уме, который согласится ехать в наш район, если мои родственники сочтут, что ничего мне не должны.

  20. Паолина охает и всячески выражает сочувствие, на фоне её утешений слышится звяканье посуды и шум плещущейся воды — опять что-то моет или готовит на завтра. Она закономерно предлагает тебе вернуться к ним — для тебя у них всегда найдется место.

    Неш материться в адрес твоего визитера и так же, как и сестра, предлагает переехать обратно. Хорошо, что хоть ни один, ни второй не говорят тебе чего-нибудь вроде "А мы тебя предупреждали! Тебе еще повезло, что легко отделалась!" Мать бы не преминула. 

    Если ты настаиваешь на поездке в центр города, брат заверяет тебя, что твоему водителю прострелят задницу, если он тебя обидит. Интересуется, знаешь ли ты уже, где именно остановишься. 

    Пока ты говоришь с Нешем, проходит какое-то время и снаружи слышатся детские голоса. Марджери привела с собой Фернандо. Она воодушевленно сообщает ему, что к тебе приходил извращенец. Эта сорока явно сегодня же перероет твои вещички и заберет себе самые симпатичные маечки.

  21. Они говорят разумные вещи. Мне гораздо проще будет найти квартиру завтра. Думаю, одна ночь с семье меня не убьет. По крайней мере, угроза смерти в этом случае гораздо ниже, чем если бы я осталась дома или отправилась неизвестно куда ночью. К тому же, если я отправлюсь на работу, придется объяснять дежурному, что стряслось, раз я заявилась посреди ночи…

    В итоге после недолгих колебаний я даю Нешу отбой, а Полине сообщаю о своем скором визите. Выглянув из комнаты, я отправляю Марджери и Фернандо, чтобы раздобыли кусок фанеры покрепче — нужно заколотить разбитое окно. Молоток и гвозди у меня есть.

    В любом случае, готовность родственников помочь в какой бы то ни было форме смягчает мое отношение к ним. Возможно, стоит подарить ребенку Паолины какую-нибудь книжку или купить им обоим билеты куда-нибудь…

  22. Прежде, чем отправится на поиски фанеры, Марджери сует голову в твое обиталище, принюхивается и вращает глазами — явно надеясь увидеть или учуять хоть какие-то следы твоего маньяка. Фанера находится быстро — этого материала здесь в изобилии. Наверняка малышня просто отодрала какой-то кусок от пустующей соседской конуры. 

    Пока ты занимаешься окном, Фернандо сосредоточенно помогает держать фанеру, а Марджери шастает вокруг, заглядывая во все углы и невинным тоном уточняет у тебя, правда ли, что ты "Всё-всё отсюда будешь продавать?", "И вот это?", "И вот это тоже?".

    Когда вы покидаете дом, заперев за собой двери, Паолина звонит тебе, снова интересуется, все ли с вами хорошо и говорит, что приготовила постель — ты сможешь поспать с ней, Майло все равно на работе до самого утра. Она для тебя поменяла наволочку на подушке. А если ты останешься надолго, то завтра вы все вместе подумаете, где тебя обустроить. 

  23. Мне немного жаль этих детей. У них, нет настоящего детства, как не было и у меня: беззаботного, наполненного сказками, сахарной ватой, мороженым и полной неосведомленностью о реальных проблемах. И все же Мардж пойдет на пользу знать о том, какие опасности могут ее здесь подстерегать — поэтому я объясняю ей произошедшее, скупо упоминая физиологические подробности и полностью умалчивая о подарке.

    — Он по-мужски расслабился прямо на этой кровати, поэтому лучше ничего на ней не трогай. И в моей одежде он тоже рылся. Может быть даже надевал что-то. Именно поэтому я все это собираюсь продавать. И это тоже. Да, и это. Я же сказала — все.

    Нужно как-то отблагодарить детей за помощь — и я разрешаю и Фернандо, и Марджери выбрать себе среди моих вещей то, что они захотят. Если кто-то из них откажется, придется дать им мелочь на сладости.

    Я благодарю Паолину, хотя уже начинаю жалеть о сделанном выборе. Спать с кем-то — я уже так от этого отвыкла! Не очень-то хочется снова привыкать, к тому же она сменила всего лишь наволочку. Но все, что я могу сказать — это "спасибо", ведь это их дом и их правила. Если мне что-то не нравится — я могу в любое время уйти на все четыре стороны.

    — Спасибо, Паолина, — кажется, в растерянности я уже третий раз это повторяю. — Мы скоро будем.

    Как жаль, что у меня всего два комплекта постели, и один из них всегда в прачечной, пока я пользуюсь вторым. Мне нечего прихватить с собой.

  24. -Иу! — Марджери старательно изображает отвращение, но во взгляде её горит фанатичное любопытство, она новыми глазами рассматривает комнату.

    Фернандо подбирает с пола высыпанные тобой палочки и распихивает их по карманам замызганных шорт. Наверняка построит из них что-нибудь, сделает из них солдатиков или придумает ещё какую-нибудь чушь с Дейвером. Марджери не отступает от твоих обносков и показывает тебе цветастую шифоновую маечку с рюшами и бантиком. Это было куплено еще когда у тебя не совсем созрело представление о том, как одеваются нормальные девушки. Но твоя сестра в восторге — покрой такой, что сойдет за вещь, которая впору и ей. По дороге домой она кружится с этой тряпкой и обнимает её, потому что теперь это явно самая чистая и нарядная вещь её гардероба.

    Дома Паолина, вытирая руки полотенцем, показывает тебе твое пристанище на ночь и снова уходит на кухню, оставляя тебя в покое. Комнатка маленькая, чистую подушку ты можешь опознать по более светлому тону ткани и можешь переложить её, куда хочешь — к стенке или ближе к краю. 

    Паола пропускает эту возможность подоставать тебя — ушла курить и обсуждать последние сплетни с подругами-соседками, такими же толстыми матронами. 

    Марджери и Фернандо через стенку хвастаются сестре твоими подарками. В щелях ты видишь, что Паолина им улыбается, а они ей. Кем бы ни был тот кретин, влезший в твою комнату, здесь с ними ты в безопасности.

    Если ты решаешь не тратить время попусту и ложишься в постель — ведь завтра у тебя ранний подъём — заснуть тебе удается без всякого труда.

  25. Перед сном я отдаю Паолине ключи от своего жилища и предлагаю ей выбрать пару вещей для себя, если она захочет, а остальное — продать. Часть денег, вырученных за одежду, я тоже предлагаю ей взять для себя и Дейвера, как компенсацию за хлопоты. Я специально не уточняю, какой именно процент она может оставить себе: не знаю, сколько неудобств я доставила ей сегодня, пусть оценит их сама. К тому же, речь явно не о заоблачных суммах. Заоблачных сумм в этом районе ни у кого нет.

    Поколебавшись, я вкладываю в руку Фернандо 10 тысяч песо: пусть купит мороженое. Если захочет, сможет даже угостить Мардж и Дейвера. Все-таки он мне помогал.

    После этого я не чувствую себя никому обязанной и, вставив беруши, располагаюсь на краю кровати. Мне вставать раньше других, и так я не разбужу Паолину. 

Добавить комментарий