Осенняя ночь, летящая в пустоте

«Иисус сказал им в ответ: заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией, ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах.» (Матф.22:29-31)

Из-за выбранного тобою образа жизни день и ночь у тебя поменялись местами. Когда солнце клонится к закату, окрашивая в алые цвета жалюзи на твоих окнах, и город готовится ко сну, ты только пробуждаешься.

Просыпаешься ты обычно от того, что Олдос запрыгивает к тебе в постель и начинает ходить по тебе, щекоча пушистым хвостом лицо. Хочет есть. Он всегда приходит к тебе за минуту до будильника, даже если ты ставишь звонок на разное время — вот и не верь после этого в мистику. Олдос странный кот, часто тебя удивляет — по сообразительности на выставках явно брал бы все призы. Но вы не ходите на выставки. Ведь если мистические штучки кота реальны, значит реален и тот ужас, что ждет тебя за дверью, в большом мире. Людей ты боишься ещё с тех пор. На работе об этом знают, поэтому стараются тебя не беспокоить. К тому времени, как ты туда являешься, там уже почти никого нет.

Время проходит, а твои страхи никуда не исчезают, потому что та экспедиция в Андах снится тебе каждую ночь, напоминая о том, что зло ждет тебя, оно о тебе не забыло. И сейчас ты снова чувствуешь, что футболка, в которой ты спал, пропотела насквозь — ты ворочался, убегая по древнему городу и тропам в джунглях от спятивших ребят из твоего отряда. От тех, кто дошел с тобой до города — остальные погибли и исчезли ещё раньше. Сколько было крови… Там могла быть и твоя кровь…

Будильник действительно звенит примерно через минуту после появления Олдоса. Пора вставать и начинать ночь.

Закладка Постоянная ссылка.

38 комментариев

  1. Он не мог сказать, что является совой. 

    Просто утро у него начиналось поздним вечером. И начиналось всегда стандартно: рука в кольцах лениво скользила по пушистой шерсти кота, который принимался топтаться у него на груди и тыкаться носом в лицо. Проснуться от теплого дыхания в шею — мечта каждого, если только это не ваш домашний питомец, и вместо ласкового приветствия вы говорите ему: "уйди, пушистая морда". 

    Но морда не уходила. На его же счастье. Олдос был единственным, кроме работы, что вносило хоть какой-то порядок в его жизнь.  

    Он вставал, чертыхался, не попадая ногами в тапки, и шёл на кухню босиком. Доставал корм для Олдоса, благодарно чесал его за ухом и включал плиту. Поставив чайник, рассеяно хлопал себя по карманам. Заприметив на столе оставленную с утра пачку сигарет, доставал одну и прикуривал прямо от огня плиты. 

    Замечая осуждающий взгляд пары янтарных глаз, разводил руками: 

    — Сегодня последняя. 

    И он действительно больше не курил. Во всяком случае, по пути с работы домой. Было нечто странное в том, что он боялся расстроить кота. Но он и сам был странный. 

    Холодный воздух пронизывал каждую клеточку тела, пробираясь под куртку, когда он выходил из дома. Он намеренно не застегивал её, и в такие моменты даже не жалел о стрижке под ирокез. Ощущая холод, мурашки по коже от него, он чувствовал и то, что ещё жив. Что не всё его существо осталось там, в Андах, где мысленно парень пребывал каждый день. 

    Ден неспешно прогуливался до работы, молча кивал охране, показывая пропуск и заходил в свою студию. Кажется, его голос они и слышали только по эфиру. 

  2. Олдос как будто и впрямь смотрит на тебя осуждающе — ровно до тех пор, пока в его миске не появляется корм. В эти пару минут ты для него не существуешь. Остальное же время он бродит за тобой по дому, как привязанный — он не из тех, кто не дается в руки. По крайней мере тебе. Как у него с другими — не было случая проверить. Сколько времени уже прошло!

    Когда ты открываешь входную дверь, Олдос как всегда порывается пойти с тобой. Ваша ежеутренняя борьба — приходится запихивать его в дом ногой. Хотя у тебя есть основания полагать, что он пошел бы с тобой до самой станции и сидел бы там с гораздо большей выдержкой, чем самые умные собаки. Однако вряд ли такому работнику обрадовался бы мистер Зебув, ваш босс.

    Альбукерке большой город — но, когда ты спускаешься на лифте или пробегаешь все 11 этажей по лестнице — он, как правило,  встречает тебя тишиной. Уже почти ночь, густые сумерки окутывают бетонные коробки домов, осенний ветер гоняет по тротуарам оборванные листья и мусор. В такое время здесь должны тусоваться группки молодежи, навстречу тебе должны идти прохожие, спешащие домой, улицы должны наводнять ночные гуляки, бездельники, бездомные. Но здесь почти никого нет. Ты специально выбирал промышленный район, из которого многие повыезжали в более здоровый и перспективный пригород. Наверняка точно так же должен выглядеть Детройт — ты слышал, там та же фигня.

    Пустынные улицы кажутся тебе безопасными. Редкие прохожие, бредущие по другую сторону дороги, или непонятно как здесь оказавшиеся машины такси — нервируют тебя гораздо больше, чем тишина.

    Наконец, ты на месте. Огни в здании горят только в нескольких окнах, ты безошибочно находишь глазами свою студию. К твоему неудовольствию там кто-то есть. Возможно сменщик ещё не успел убраться.

    Охранники едва поднимают на тебя головы, уставившись в сияющий во тьме монитор  — они тебя знают и не задерживают. В одном из коридоров по дороге к твоей студии, ты сталкиваешься с Дайаной, главным маркетологом. Смуглая женщина с шикарными формами и необыкновенно ясными глазами. Возможно, тоже перуанка. Проходя мимо тебя, в своем обтягивающем черном костюме, он подмигивает тебе. Её необыкновенная красота всегда внушает тебе чувство тревоги — хоть вы никогда не разговаривали, лишь встречались вот так на лестницах или в кабинетах.

    Не смотря на то, что ты стараешься идти помедленнее, чтобы не столкнуться с тем, кто оккупировал твое рабочее место, толкнув дверь, ты видишь, что тот все ещё здесь. Копошится в проводах. Вероятно, техник. Мониторы погашены — видимо, что-то не так с оборудованием.

    — Ещё одну минуточку,- говорит незнакомец, поднимая руку. Пока ты видишь только его макушку, покрытую мягкими светлыми кудряшками. — Комп уже можешь включать, — добавляет он. 

    Судя по его возне, тебе придется потерпеть его ещё пару минут. Когда мониторы загораются, ты видишь, что для тебя висит сообщение от господина Зебува — явно с какими-то указаниями касательно эфира.

     

  3. Ден лениво прокручивает колесо мышки, скользя по тексту взглядом. Он уже давно читал по диагонали — сон не всегда был спокойным, а чаще всего даже наоборот, и книги успокаивали его, помогали погружаться в другую реальность взамен той, в которой он должен был жить. И хоть настоящую жизнь он ограничил, она всё ещё теплилась где-то в груди, ерзала на языке, готовясь вылиться потоком слов в перерыве между песнями. Затворник-радиоведущий — необычное сочетание, которое оказалось на практике довольно успешным: не имея ни возможности, ни сил общаться с людьми лицом к лицу, он раскрывался в студии по полной, будучи наедине с собой и своими мыслями, ограниченный только временем и рекомендациями своего босса. Именно в этой студии создавалась иллюзия жизни — и именно этим он жил. 

    Не дожидаясь техника, он надел наушники и постучал по микрофону пальцем, проверяя, работает ли он. Присутствие другого человека в полупустом здании нервировало его, хотя он старался не показывать этого. Только одна рука неосознанно барабанила пальцами по колену, но этот жест можно было принять и за нетерпение — неспроста он любил свою работу. 

  4. Сообщение от начальства гласит:
    "Сегодня можешь начинать вводить новый формат ночного общения. За лучшую историю предлагай сертификаты от аутлета Nordstrom Rack на 80 и 50 долларов. В эфире за твою смену должна по два раз прозвучать реклама бутиков в Альбукерке: Nordstrom Rack (одежда), Vivienne Westwood (одежда), Converse (обувь) и Dr Martens (обувь), а также сети быстрого питания «Яства земные», а еще объявить о концертах в городе: Good Riddance (11 октября), Zebrahead (19 октября), A Day to Remember (24 октября) и Hinder (5 ноября)."

    О новом форматы ты уже слышал — там наверху кому-то показалось, что выйдет любопытный эксперимент, если в ночном эфире приглашать слушателей рассказывать какие-нибудь истории о сверхъестественном из своей жизни и давать награду за лучший рассказ. Ты конечно должен был сообщить аудитории, что лучшая история будет определена к утру голосованием слушателей, однако прекрасно знал, что выбирать победителя придется самому тебе, окрестив свое решение, как "результат голосования".  Тут ведь главное чтобы просто было побольше звонков. А уж удастся эксперимент или нет будет видно по рейтингам.

    — Ну вот и всё, — объявляет техник, поднимаясь во весь рост и отряхивая руки одна об другую. 

    Это высокий парень, твой ровесник, облаченный в зеленоватый комбинезон со множеством карманов. У него приятное лицо с добрыми карими глазами, обрамленное копной светлых кудряшек, почти под афро.

    — Ставили резервный энергогенератор,- сообщает он. — На случай торнадо и прочего. Ты давно тут работаешь, а?

    До эфира еще минут пять,и у тебя такое ощущение, что пока ты его не выгонишь, он не уйдет.

  5. Даниэль занервничал. Стащив наушники к основанию шеи, он неохотно повернулся к технику.

    — Давно, — ответил он уклончиво, после чего всё же добавил: — Несколько лет. Ты новенький?

  6. — Да, новенький! — оживленно кивает парень. — Такое странное место! — улыбается он. — Здесь всегда так мало сотрудников?

    Он сматывает какой-то шнур, но явно мог бы и побыстрее это делать. Специально медлит.

  7. — Да, чтобы друг другу никто не мешал, — с намеком ответил он, поправляя компьютерную мышку, — Слушай… с тобой интересно поболтать, но давай в другой раз? Пять минут до эфира, надо подготовиться. 

    Почему в жизни нельзя, как на радио? Оставьте свою заявку по этому номеру, и, возможно, мы с вами свяжемся. Скорее всего нет, но чем черт не шутит? Или не черт, а кто там… 

    Ден бегло оглядел парня. Миловидный, выглядит дружелюбно. Вроде ничего не предвещало беды — кроме его собственной паранойи. 

  8. Парень умолкает и, удивительное дело, начинает сматывать шнур ещё медленнее. Он таращится на тебя, и вид у него, как у побитого щенка.

    Он бросает быстрый взгляд на дверь и, наконец, произносит:

    — Окей. Пять минут, понял.

    Он поднимает на ближайший стул побитый временем металлический ящик с инструментом. Тебе кажется, будто на его поверхности изображен круг с символами. Как будто это коробка фокусника, а не электрика.

    — А ты когда-нибудь был в подвале? — вдруг ни с того ни с сего спрашивает он, не глядя на тебя.

    Ты знаешь, что у вашего здания есть два нижних этажа. Там стоят серверы — ваши и ещё каких-то компаний. Большинство помещений на тех этажах служебные. Ещё там складируется старая мебель, документы по делопроизводству, да и основной генератор явно работает где-то там. Тебе, кажется, показывали этот этаж, когда ты трудоустраивался, но было это несколько лет назад. Объективно делать тебе в "подвале" совершенно нечего. 

    Время на мониторе показывает, что до эфира осталось 3 минуты.

     

  9. — Нет… не знаю, — он с силой прикусил губу изнутри, — Слушай, давай… давай поговорим после работы? — быстро выпалил он прежде, чем до него дошел смысл сказанной им фразы.

  10. — А когда ты заканчиваешь? — незамедлительно интересуется парень, захлопывая створки железного ящика. Он тут же повеселел.

  11. Две минуты. 

    — В четыре… Я заканчиваю в четыре… — обессилено произносит Даниэль, краем сознания надеясь, что ему удастся сбежать через черный ход. На деле он заканчивает несколько раньше — остальное время отводится на сборы, выключение оборудования, организационные формальности, расписки в документации. Он успеет… возможно, успеет. 

  12. — Тогда встретимся в подвале, я тебе кое-что…

    Он не успевает договорить, так как приоткрывается дверь, и к вам заглядывает Дайана. Красивый бюст маняще выглядывает из ворота черной блузы. Великолепные темные волосы кудрями спадают на плечи.

    — Ты всё ещё здесь, милый? — она говорит это технику.

    Голос у неё глубокий, низкий и очень мелодичный. От него у тебя по спине бегут мурашки. Не только от того, что слышать его приятно. Почему-то в нём тебе мерещится что-то опасное. Возможно ты просто напрочь разучился общаться с женщинами, и её агрессивная красота вызывает у тебя беспокойство.

    — Я… Я уже закончил, да, — немного стушевавшись, говорит техник и, повинуясь её давящему взгляду, несет свой ящик к двери.

    В закрывшейся створке ты ещёуспеваешь увидеть, как Дайана хищно берет этого парня за подбородок, будто собирается поцеловать.

    Ты наконец-то один. Минута до эфира, и можно начинать.

     

  13. Дрожащими руками Ден возвращает наушники на место. Счет времени до эфира сошел на секунды, и их крайне мало, чтобы полностью успокоиться. С другой стороны, он всегда нервничал. Его работа была ежедневной порцией адреналина. 

    Одной из причин, по которой он боялся людей — был страх за собственную жизнь. Cтрах скрипучий, холодный, когтями царапающий по грудной клетке. С другой стороны, он знал, что то, что он так защищает — это не жизнь вовсе. Умом Ден понимал, что за несколько лет пора бы уже сдвинуться с мертвой точки, а сердцем… а сердце гнало его за угол, в курилку на балконе второго этажа, через который перепрыгнуть до земли не так далеко… И можно спастись бегством от нежелательных разговоров — ценой содранных ладоней и ушибленных ступней. 
    С другой стороны, вся его жизнь заключалась в этой маленькой студии. Он жил этой работой, и поэтому не мог позволить себе её потерять. 
    30 секунд. 
    Он откупорил бутылку с водой и отпил глоток — больше было нельзя. Вытер вспотевшие ладони о джинсы, нашел в ворохе бумаг антистрессовый мяч — подарок коллег на первый день, который выручал его до сих пор. 
    15 секунд. 
    Быстрая проверка динамиков. Глубокий вдох и выдох… 
    Наконец, на мониторе красным загорается надпись "в эфире". 
    — Я не знаю, каким будет ваше утро, но ночь точно будет музыкальной, — говорит он с такой интонацией, словно вот-вот подмигнет невидимому слушателю, — Это программа "Проснись и слушай" на радио "Brave new music" и с вами её неизменный ведущий Даниэль Диас, — он делает паузу, и по студии разливается короткая мелодия заставки. Записанный голос объявляет время, после чего Ден продолжает. Голос звучит весело и бодро: — На улице холодает, но нам с вами будет, чем согреться: сегодня мы разыгрываем сертификаты от сети магазинов одежды "Nordstrom Rack" на 80 и 50 долларов. Хотите их выиграть? Звоните на наш номер: + 1-916-347-3447 и рассказывайте самые сверхъестественные истории из вашей жизни. Хотите, чтобы выиграли ваши друзья? Присылайте смс-сообщения по тому же номеру телефона: + 1-916-347-3447, и, возможно, по результатам голосования, вам что-то купят на выигранный сертификат! А для мотивации далее прозвучит песня The BossHoss — Do it. Ждём ваших будоражащих кровь историй по номеру: + 1-916-347-3447!
    Он включил песню и снял наушники. Устало потер уши, отдаленно слушая строки песни.
    Короткий перерыв на работу смог успокоить его. Встреча у подвала была чем-то далеким, а он снова был в своей стихии, и в ней ему было хорошо. Ничто не предвещало беды. Тихо подпевая отзвукам песни в наушниках, он составлял плейлист для рекламы концертов — благо, все группы он хорошо знал, и особого труда это не составило. 

  14. Песня уже почти подходит к концу, когда раздается первый звонок. Рабочий телефон — махина с кнопками, позволяющая переводить разговор незнакомцев с тобой в прямой эфир.

    Он требовательно трезвонит — твой первый на сегодня сверхъестественный гость.

  15. Песня едва успевает закончится — последние слова припева ещё звучат где-то в отдалении, когда Ден снова, до неприличия бодрый в такое позднее время, появляется в эфире: 

    — Это была немецкая группа The BossHoss с песней "Do it" на радио "Brave new music". А тем временем у нас на линии первый звонок, первый участник сегодняшнего розыгрыша. Здравствуйте! — обратился он уже к звонящему, переводя их разговор в прямой эфир, — Представьтесь, пожалуйста. 

  16. На линии помехи и треск, однако это мешает тебе расслышать женский голос:

    — Меня зовут Эммелин Хизер. Я оказалась в незнакомом месте и меня преследует мужчина. Помогите мне! Отследите сигнал телефона! Вызовите полицию! 

    Девушка явно взволнована. Голос твердый, но от эмоций немного дрожит. Кажется, она не шутит.

  17. Ещё Даниэль любил свою работу за то, что она помогала понять ему, что, на самом деле, не общаясь с людьми, он ничего не теряет. Особый сорт людей звонил на радио не так уж и часто, но и не редко — иногда по пьяни, иногда так забивались старшеклассники, пытаясь подшутить над радиоведущими в прямом эфире. Днём звонили, конечно, чаще, но, тем не менее, такие звонки были и на практике Дена, который в данный момент пытался сдержать раздражение: зачем звонить на развлекательную радиостанцию с длинным номером, если можно позвонить в полицию напрямую? Он не понимал этого. 
    — Мисс, — начал он спокойно, — Вы позвонили на радио. Я не могу отследить звонок — у меня просто нет такой возможности. Единственное, что я могу сделать для вас — перевести звонок в службу нашей охраны. Там разберутся и, возможно, свяжут вас с полицией. Если это вас устроит… 

  18. -Было бы здорово, черт побери! Я не знаю, сколько ещё мне удастся держать этого психа на расстоянии! — девушка говорит это с явным раздражением, быстро и громко. После некоторой паузы она едва ли не кричит:

    -Савея, моего преследователя зовут Савея!

    Ты можешь быть точно уверенным. что это не шутка. Девушка храбриться, но она явно напугана — кто бы это ни был, она сейчас действительно уверена, что ей грозит опасность. В голосе сквозит неподдельный страх и паника. 

  19. — Перевожу, — хмуро говорит Даниэль, сдвигая брови на переносице. Нажав клавишу, он потянул за веревку на шее — на ней висел амулет в виде маленькой фигуры волка, чей хвост обвивал белый клык — подарок одного племени во время его путешествия по Амазонии. Уши и макушка волка были гораздо светлее всего остального — он часто тер их, когда нервничал. Веревка от амулета оставила на шее розовый след. Он подавил вздох и расправил плечи — последний крик незнакомки вызвал стаю холодных мурашек вдоль хребта.  А ещё — неприятные воспоминания, ведь где-то он уже подобное слышал.

    — А мы возвращаемся к эфиру. Пожелаем удачи Эммелин — к сожалению, такое случается. Не выходите на улицы поздней ночью — лучше оставайтесь дома или на работе и слушайте нашу программу. Тем более, что следующая песня "Up all night" группы Hinder, концерт которой, кстати, состоится в Альбукерке 5 ноября — не пропустите! А также не пропустите наш сегодняшний розыгрыш сертификатов от сети магазинов одежды "Nordstrom Rack" на 80 и 50 долларов. Напоминаю: для участия нужно позвонить на наш номер + 1-916-347-3447 и рассказать самую сверхъестественную историю из вашей жизни. Радио "Brave new music" ждёт ваших звонков, ну а вы — ожидайте приза. Удачи!

    Он включил музыку, но на этот раз снимать наушники не стал, надеясь, что звуки музыки заглушат его мысли. Откинувшись в кресле, он задумчиво посмотрел в потолок. Савея, Савея… Что за странное имя? И почему девушка так запоздало выкрикнула его… Почему она всё-таки позвонила на радио? Удалось ли охране помочь ей? Он прижал наушники плотнее к ушам. Это не его ума дела. По крайней мере, не должно быть им. 

  20. В спокойствии проходит почти час — ты плывешь на волнах музыки, и впечатления от странного звонка несколько притупляются. Ночь и тишина уютно окутывают тебя в твоей крепости из звукового оборудования и проводов. Что бы ни творилось там, в жестоком и недружелюбном мире, здесь в твоём убежище всё хорошо.

    Во время поставленной на очередь песни раздается звонок — у тебя есть шанс заранее проверить, не очередной ли это сумасшедший.

  21. Взгляд скользит по погасшей надписи "On air". Ден прочищает горло и нажимает на кнопку ответа: 

    — Здравствуйте! Вы позвонили на радио "Brave new music" в программу "Проснись и слушай!". На линии её ведущий, Даниэль Диас. Я вас слушаю. 

  22. — Салют, Даниэль Диас! — в трубке слышится молодой мужской голос, его обладатель бодр и явно рад что дозвонился. — А у вашей радиостанции шикарное покрытие, вы в курсе?

  23. Даниэль подавил вздох. Ладно, песня длинная, время ещё есть. 

    — Сэр, вы позвонили с определенной целью?  К сожалению, у нас не так много времени до эфира…

  24. — Да, да! Тебе нужна история? Не вопрос! У меня их полные карманы! На любой вкус и цвет! — весело сообщает твой собеседник. — А ты из Альбукерке, да, приятель? 

  25. Он проигнорировал вопрос. Ден не доверял этому парню, кем бы он ни был… И… про какое покрытие он говорил? Сняв наушники, Даниэль прошел к двери и закрыл её, повернув замок дважды. Так будет поспокойнее. 

    — Рад это слышать! — постарался он произнести это как можно бодрее, когда вернулся и надел наушники обратно, — О чём бы вы хотели нам рассказать?

     

  26. — Ты куда-то пропал, — заботливо сообщает тебе этот тип, когда ты возвращаешься. — Рассказать? Ну. Тебе ведь нужна страшная история? Я расскажу кое-что милое, про пожилую семейную пару. Или тебе надо что-то с кровью? Про кровь я тоже что-нибудь вспомню, если надо… Я звоню почти из Бухареста. Ты даже представить не можешь из какой глуши. Так ты из Альбукерке, да? Кажется я там бывал проездом. Игорный бизнес. О, что это были за времена… Как ты думаешь, почему ваша станция так хорошо тянет?

  27. Даниэль мог представить. Если человек звонит на радио посреди дня — значит, ему очень скучно. То-то он такой болтливый. Молодой человек вздохнул. Может, и стоило попробовать… 

    — До эфира времени не так много, брат, — с сочувствием произнес он, разводя руками в воздухе, — Порадуешь своей историей славный Альбукерке? В знак доброй памяти. Наши слушатели будут рады — сегодня звонков не так много. Давай что-нибудь без крови только, а то некоторые слушатели впечатлительные. Зато благодарные — без внимания не оставят. 

  28. — Как скажешь, Даниэль, как скажешь. Ты тут босс. Так когда мне начинать? Уже можно, да? Или будет какой-то сигнал? С ума сойти, мы уже столько болтаем, а нас до сих пор не оборвало! Ты уверен, что у вас самая обычная радиостанция?

  29. — Я бы сказал, у нас отличная радиостанция, — хмыкнул Ден, — Оставайтесь на связи, я подам сигнал. 

    Прошло несколько секунд прежде, чем песня закончилась. 

    — А мы снова в эфире. Пока вы наслаждались музыкой группы Good Riddance, которой, напоминаю, сможете насладиться ещё раз на её концерте, который пройдёт в Альбукерке 11 октября, на нашу радиостанцию поступил ещё один звонок. Доброй ночи! Представьтесь, пожалуйста. 

  30. -Привет, Даниэль, славная ночка и я чертовски рад, что ты не спишь! — не уступая тебе в энергичности заявляет парень. — Ну что ж, зови меня мистер Нельсен из Бухареста. Я пришел, чтоб рассказать довольно сопливую историю, которая, чтоб мне сдохнуть, произошла на самом деле. Итак, знавал я одного пожилого джентльмена, который доживал свои дни на шикарнейшей пенсии в Израиле — вы же в курсе, что там самые высоки пенсии, да? Шел ему девятый десяток и жил он с женой, которая была младше его на пару лет. Джентльмен этот всю жизнь прожил, как перекати-поле, постоянно переезжал, и умер так же — сердце прихватило прямо в самолете, как раз, когда они с женой летели в отпуск в Антверпен. Все им говорили, что они слишком стары, чтоб куда-то летать, но когда эти двое кого слушали! Вот и осталась жена одна, а они до этого 65 лет вместе прожили, так она себе места не находила. А он как давай ей снится по ночам и говорит — ну всё, хватит тебе там уже шаркать без меня, выпей таблеток или по венам чиркни. Я, говорит, уже все для тебя подготовил, вместе снова будем. А она испугалась, рассказала все внукам, те за неё беспокоиться начали, до того дошло, что думали…. врачей привлекать. А жена …. и говорит…

    Довольно гладкая поначалу связь вдруг начинает прерываться.

    -… и она умерла…. внучка… они там вдвоем — оба молодые. Вот так вот всё и было! И пользуясь слу… чу передать привет…. внучке… Элис Таскилл. Если я что-то выиграю…. шлите ей… писательница, у неё много детских книг… Рад был… Ден.

    Связь окончательно обрывается и в студлии повисает тишина.

  31. — И даже смерть не разлучит вас. Лучший способ напомнить о том, как важно беречь себя и своих близких — к слову, День Мертвых уже не за горами, и это также отличный повод наладить с ними отношения… Кхм-кхм, — он прокашлялся и с немного устрашающего тона перешел на свой обычный, бодрый и веселый, — А мы продолжаем наш жуткий вечер, перетекший в ночь. Как говорится, "вчера я опять лег сегодня", но если вам это на руку, то встречайте следующую песню! Мы возвращаемся к классике, и на этот раз это всем известный "Блюз восходящего солнца" авторства The Animals. До восхода уже не так далеко, но мы по-прежнему ждем ваших звонков, голосуйте за историю мистера Нильсона и другие истории, конечно, оставляйте свои рекомендации и отзывы. Вы слушаете нас, ну а мы слышим вас — с вами Даниэль Диас и это радио "Brave new music", — на фоне уже играют первые аккорды, и голос Дена затихает, уступая место в эфире более мелодичному звучанию гитары.

  32. Твоя рабочая смена в дальнейшем проходит без происшествий: поступает ещё два звонка, но каждый раз это ребята, которые ошибаются номером. К концу твоего рабочего времени  ты остаешься с единственной историей от мистера Нельсена — если конечно не считать за историю тот странный случай с девушкой, попавшей в беду.

     В какой-то момент ты слышишь за дверью студии возню, будто там кто-то хочет войти, но не решается, однако твой покой вторжением никто не нарушает.

    И вот наступает момент, когда ты можешь с легким сердцем поставить получасовую подборку — дав фору следующему сменщику — и идти домой. Или пойти встретится с тем настырным техником — в подвальном этаже.

  33. "Words are very unnecessary — they can only do harm", — играло у Даниэля в наушниках, когда он спускался вниз по лестнице из своей студии. Своеобразный саундтрек этого вечера: мало звонков — меньше премиальных. Меньше реализации творческого потенциала — хотя с такой тематикой может быть оно даже к лучшему. 

    Рабочее здание радиостанции представляло из себя, как сам Ден выражался, "большую стекляшку", расположенную недалеко от центра. Холодное голубое небо гармонично сочеталось с первыми проблесками рассвета, окрашивающими стены внутри здания в рыжие и желтые оттенки. Сощурившись, вместо того, чтобы прикрепить пропуск к специальной ленте, ущипнув палец, Ден выронил его. Отскочив от камня, пластиковая карточка улетела на одну из лестничных площадок нижнего этажа. 

    Maldita sea… — тихо проронил он, хлопнув ладонью по перилам лестницы, и, ловко перескочив через них, поспешил вниз. Восстанавливать пропуск долго и муторно, а домой попасть хотелось поскорее. Отчего-то за эту смену он устал сильнее обычного, но этаж пролетал один за другим, пока он не очутился рядом с подвалом, о котором до этого благополучно забыл. Там и лежал его потерявшийся ID. 

  34. Здесь в подвальном коридоре царит полумрак — свет сочится только сверху, с лестничных площадок. Ты благополучно поднимаешь карточку, от наклона наушники соскальзывают, и едва ты разгибаешься, как слышишь, доносящееся из коридора:

    — ЭЙ! КТО-НИБУДЬ МЕНЯ СЛЫШИТ! ПОМОГИТЕ! ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ! ЭЙ!

    Голос молодой и мужской, ты не уверен, слышал ли его раньше.

  35. Наушники спадают к основанию шеи, которая покрывается мурашками. Он на короткое мгновение зажмуривается, отгоняя воспоминания, а затем быстро преодолевает расстояние до двери в подвал. 

    — Я здесь, — произносит Ден, слыша свой голос словно со стороны. Не успевая подумать, щелкает ключом, оставленным в двери и дергает её на себя. Кто-то не очень удачно пошутил — приходит ему в голову. 

  36. — ЭЙ! Я СЛЫШУ, ЧТО ТАМ КТО-ТО ЕСТЬ! Я СЛЫШУ ВАШИ ШАГИ! ЧЕРТ БЫ ВАС ПОБРАЛ, ГДЕ ВАША ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ! — продолжает восклицать незнакомец, все громче по мере того, как ты приближаешься.

    Ты распахиваешь дверь, из-за которой слышатся эти выкрики, и на твое "Я здесь" голос смолкает. Комната, которую ты открыл, погружена во мрак, но ты видишь рядом в стене выключатель.

  37. Одной рукой юноша всё ещё нервно сжимает дверную ручку, словно утопающий держась за соломинку, всё ещё смутно надеясь, что этот кошмар закончится и он наконец сможет пойти домой. Он нащупывает выключатель и щелкает им. Лампа зажигается не сразу, поначалу раздражающе мигая, отчего он прикрывает глаза рукой, заслоняясь от света. 

  38. Когда твои глаза привыкают к темноте, ты видишь довольно странную картину.

Добавить комментарий