Ожидаем вестей

«Чем дольше ты ждёшь, тем больше вероятность, что ты ждёшь не там.» (Эльчин Сафарли, «Мне тебя обещали»)

Офицер и водитель уходят вперед к поселению, Элен и Адриано остаются у шахматной площадки.

Закладка Постоянная ссылка.

9 комментариев

  1. Бросив последний взгляд на удаляющиеся спины мужчин, я перехватываю карабин крепче, как будто боюсь уронить его или потерять. Ох, если  я его потеряю, офицер мне открутит голову. 

    — Наверное нам не стоит стоять прямо на дороге. Вдруг местные и впрямь враждебны и кто-то из них будет идти по дороге. Не нужно, что нас сразу увидели. Пойдемте к статуе? — предлагаю девушке. 

  2. Время в ожидании тянется бесконечно медленно, и уже через четверть часа я спрашиваю:

    — Как думаете, уже прошло три часа?

    Жаль, что я посеял и свои часы. Хорошие они были. Даже дед одобрил. Сказал, что потом передам их своим детям.

    Вот так вот, дедуля, ни часов нет, ни правнуков у тебя — и Адриано тоже нет. Прислоняю подаренную капитаном трость к статуе, чтобы было удобнее держать карабин. 

    Ужасно, я ведь его даже за трость поблагодарить не успел. 

  3. Мальчишки наигрались и настрелялись. Что бы они себе там ни думали, но поступила практически так же, как сказала Элен, хотя никогда в этом не признаются, конечно же. От выстрела ей стала не по себе — показалась, что пуля летит точно в неё — но затем она практически спокойно следила за тем, как проходил инструктаж, жалея, что её не оставили с Готье. Но что попишешь.

    Женщина кивнула Баттиста и прошла к статуе. Она старалась смотреть в противоположную от него сторону, дабы углы обзора, его и её, покрывал всю местность. 

    — Нет, мсье Баттиста, ещё далеко нет, — женщина присела около статуи и достала из кармана иглу с нитью. — Расскажите лучше что-нибудь о себе или о новинках моды. Время пройдёт быстрее, а от звука собственного голоса станет спокойнее, уверяю Вас.

    Сама же гувернантка начала вышивать на пальто какие-то узоры. Всё одно, лишь бы часы ожидания прошли чуть быстрее. 

  4. — Какая славная тема, — говорю немного дрожащим голосом, прислонившись спиной к статуе и чувствуя себя часовым. 

    Сложно говорить о нормальных вещах, когда у тебя в руках оружие, и тебе только что показывали, как из него убивать. 

    — Признаться, я не могу сейчас ни на чем сосредоточиться.

    Если где-нибудь вспархивает птица, я немедленно вскидываю карабин, как показывал капитан, и наблюдаю за окрестностями поверх пляшущего прицела. Мне кажется, я сжимаю ствол так крепко, что скоро на нем останутся вмятины от пальцев. 

    — Давайте лучше вы о себе расскажете. Вы всегда жили в Париже? Может быть, я знаком с вашими родственниками?

  5. Элен так же резко среагировала на птицу поворотом головы, но внешне, кажется, старалась держаться, как это было нужно. Как печально было осознавать, что даже такая высшая цель жить, которая была у неё, не сможет оставить её на этом свете.

    — О, non, я не парижанка, мсье, и родственников Вы моих знать не можете. Я гувернантка в одной семье, возможно, Вы знаете их.

    На пальто у Элен гладью распустился лепесток алого цветка.

    — А Вы прямо из Рима? Или, быть может, из Милана? Мне однажды привозили платье оттуда, это было очаровательно!

  6. — Из Турина. Родился в Турине. Но в Риме я тоже жил. В Италии везде хорошо. Только Неаполь не советую посещать. Грязный и бандитский город. А еще там эти карлики живут, бррр. Но многие все равно туда едут из-за катакомб. Хотя по мне так это еще одна сомнительная причина, чтобы его посещать. Так вы не из Парижа? А откуда же?

    Комментирую и цветок, женщинам это приятно:

    — У вас много талантов. Замечательная вышивка.

  7. Едва Елена успевает ответить, как со стороны дороги показываются водитель и офицер, оба целы. 

  8. — Вы мне льстите, — женщина дежурно отреагировала на условность хорошего тона. — К сожалению, не была ни в одном из этих городов, а Италия так хороша, так хороша! Я даже немножко учила итальянский язык, но мои познания весьма скудны. А Вы знаете какие-нибудь языки помимо итальянского? Мне всегда хотелось спеть что-то из оперы, а самая красивая опера — итальянская.

    На горизонте никого не было. Это удручало. И последний вопрос вывел на ткани неровный стежок.

    — Я была рождена в Царской России, — нехотя призналась гувернантка. — Но всё это в прошлом, ныне моя Родина — милая Франция. У меня в Париже есть тётушки, знаете, и они говорят, что вскорости будет изобретён новый вид ткани, которая не снашивается и не мнётся! Вы о таком не слышали?

  9. — Да, я говорю по-английский, и более-менее по-французски. Дед очень озабочен моим образованием, — отвечаю девушке. — На ткань я бы с любопытством посмотрел. Хотя в такие ее свойства не очень-то верю. Эти портные вечно говорят, что мяться не будет и сносу их моделям нет. Бессовестные лжецы!

    — Россия? О милая, я вам очень сочувствую. Я слышал. что там сейчас делают с аристократами. Несколько наших хороших знакомых погибли. А когда я узнал про царскую семью, то просто не смог сдержать слез. Так жаль! Такие прелестные княжны…

Добавить комментарий