Стенографистка посольства, Богота

«Она довольствовалась собственным обществом легко и естественно, как кошка…» (Синклер Льюис — «Эроусмит»)

Ты не ошиблась, когда выбрала карьеру стенографистки, ведь теперь, когда строительство Панамского канала было закончено, у Колумбии и зарождающегося государства Панама было много дел с США, и за последние два года тебе довелось несколько раз съездить в эту удивительную страну, стремящуюся в будущее.  Тебе нравились здешние деловитые люди, и ты радовалась, что поднаторела не только в ускоренной записи протоколов, но и в английском. Начальство и представительство США всегда было довольно твоей работой, если конечно забыть тот досадный инцидент с наследником строительной компании, которая участвовала в проектировании, мнящим себя невесть кем. Какой-то заносчивый юрист, который выговаривал тебя минут 15 за описку — допущенную в его имени,  явно не стоящую такого внимания и унижения на глазах у всей делегации.

Но с тех пор прошло несколько лет, и тебе больше не доводилось сталкиваться с какими-либо значимыми трудностями в своей работе.

До той поездки в Новый Орлеан.

Твое начальство возвращалось из Нью-Йорка и все мужчины, вошедшие в посольскую делегацию, опьяненные обещанием 25-и миллионов долларов от США за сделку по каналу, захотели посетить эту столицу джаза. Тебе пришлось согласиться, что это замечательная идея, хотя особого смысла в легкомысленных развлечениях молодежи США ты никогда не видела.

Так ты и попала в бар «Полумесяц», где играла живая музыка. Ты попивала содовую, вежливо избегала ухаживаний коллег, отказывалась от танцев и ожидала, когда пройдет достаточно времени, чтобы можно было с достоинством отправиться спать. Возможно, тебе стоило проявить грубость и уйти пораньше,  тогда бы ты оказалась этой ночью в постели в своем номере, а не под столом, дрожащей от ужаса. Ты тогда заслушалась соло на саксофоне, звучавшем особенно проникновенно — возможно от того, что тебя разморило от жары или того, что в твою содовую кто-то плеснул виски.

Тогда-то они и ворвались. Конечно, ты слышала о бесчинствах мафии, творящих беспредел в штатах, но никогда не думала, что и сама окажешься среди пострадавших. Ни с того ни с сего началась стрельба, бар взорвался стеклянным фонтаном и многие гости попадали на пол. От страха ты позабывала все английские слова, и с трудом поняла, что бар захвачен до тех пор, пока какая-то банда не ответит за отжимание каких-то территорий в Нью-Йорке. Вас — гостей бара, персонал и джаз-бенд — усадили возле стены. Ты оказалась сидящей плечом к плечу с саксафонистом, прижимающим к себе свой инструмент. Разговаривать вам не давали и в страшном ожидании вы провели полночи.

Просидев несколько часов в страхе, а затем в оцепенении ты не заметила, как склонила голову на плечо соседа и задремала.

 В этой ветке ты сможешь писать то, что не должны видеть другие — пошептать кому-то что-то на ушко,  рассказать о тайных действиях, поделиться настоящими мыслями. 

Закладка Постоянная ссылка.

3 комментария

  1. Казалось, мне уже начинали нравиться и мелодия, и солист, и я даже подумывала, что неплохо было бы поощрить себя приятным отдыхом после хорошо сделанной работы… А потом начался кошмар. Все прокрутилось слишком быстро, и я даже не поняла, кто и в чем виноват — но я непременно выясню, кому обязана всем происходящим. Вот только сначала пусть все закончится, нас освободят… Уверена, просто так никому не отделаться, это место выглядело вполне приличным — кого, если не подобных граждан, должна защищать полиция США.

    Главное, чтобы все остальные вели себя благоразумно. Безо всяких провокаций и необдуманных поступков. Хотя, если бы мне предоставилась возможность… Но нет. Уверена, каждый должен делать свою работу, и сейчас очередь полиции.

    Не так уж все и плохо, рядом со мной саксофонист, а не какой-нибудь пьяньчужка. Мария Лионса, кажется, он снова начал наигрывать свою музыку. Что за безумный поступок! Или нет? Слишком тихо, но сейчас я чуть склоню голову и прислушаюсь получше…

  2. Музыка, звучащая у тебя в голове, выносит тебя в неведомые земли, полные тайн и открытий.

    Ты пробуждаешься в незнакомом месте — без своей делегации — зато с приглянувшимся саксофонистом, хотя тот тоже выглядит растерянным и оглядывается по сторонам с неменьшим удивлением, чем ты.

    В твоем распоряжении сумочка, в которой лежит кое-что из косметики, мелочь, зеркальце  и пилка для ногтей. Сережки и нательных крестик на месте. 

  3. КОНЕЦ ДЛЯ АННЫ

    Ты открываешь глаза и обнаруживаешь себя лежащей в своем гостиничном номере. Солнце слабо сочиться сквозь шторы, в коридоре слышны чьи-то голоса. На спинке стула ты обнаруживаешь мужской пиджак, в кармане которого лежат полупримятые ягоды. 

    Похоже, ночью полиция договорилась с гангстерами, и заложники были выпущены. Вас фотографировали  репортеры, и фото, где ты, с Маликатом выходишь из здания красуется на первой полосе. На твоих плечах его пиджак. Хотя ягод в меню "Полумесяца" точно не было. 

    Ты совершенно не помнишь, как выходило из здания.

    "Полумесяц" не закрылся. Ночное происшествие обещает ажиотаж публики, желающей слухов и подробностей. Кажется, на вечер запланировал концерт того самого джаз-бэнда. 

    Похоже, это твой шанс вернуть пиджак и послушать "Вальс Хильды" еще раз.

Добавить комментарий