Строим доверие по методикам спецслужб

«Все укрепления твои подобны смоковнице со спелыми плодами: если тряхнуть их, то они упадут прямо в рот желающего есть.» (Книга пророка Наума)

Князь Зависти и Князь Гнева появляются на широком, поросшем пожухлой травой поле, залитом лунным светом. На поле стоят бесконечно длинные ряды офисных столов, за которыми работают Канцелярщики — от этих одинаковых ровных шеренг рябит в глазах. Бесы ставят штампы, листают книги, перекладывают стопки фолиантов, скрипят перьями и шариковыми ручками — над всем этим стоит ровный гул их рабочих переговоров.

За спинами Князей возвышаются исполинские этажи Вавилонской башни — филлиала Ада в Лимбе, в котором уже более сотни лет содержатся убийцы разных мастей. Над этажами, будто одинокие голодные чайки, летают редкие патрулирующие бесы.

Асмодей, Лорд Зависти, облачен в ассирийские одежды. Украшения, а также завитая и умасленая борода, роскошно поблескивают при свете луны. Абаддон, Лорд Гнева, одет в греческий военный наряд, его волосы и плащ колышет гуляющий здесь ветер.

У переднего ряда рабочих, качаясь на стуле и закинув ноги на край стола, сидит демон в коричневом офисном костюме. Судя по всему, он отвлекает болтовней одного из бесов:

— …я бы хоть каждый день брал подчиненных, если это всегда так происходит, даже не помню, когда в последний раз так бездельничал… — говорит он, не обращая внимания на явно не довольного беседой Канцелярщика. — Этот Андрас просто душка, вы же слышали, что он сын Велиала, да? Никогда бы не поверил…

Бесы тоже не сразу замечают появление Князей, и поначалу они просто замолкают, поднимая головы — тишина распространяется вокруг, как круги на воде.

Закладка Постоянная ссылка.

37 комментариев

  1. — Этот Андрас просто душка, вы же слышали, что он сын Велиала, да? Никогда бы не поверил…

    Канцелярщику все это как будто ни капли не интересно, но если его такие вещи не интересуют, то Савея и вовсе не знает, чем они развлекаются в свободное время.

    Внезапно разлившаяся по рабочим рядам тишина заставляет его перестать качаться. Они все таращатся в сторону Башни, и Савея чувствует зародившийся где-то в глубине испуг. Неужели в Башне случилось что-то, отчего они все так застыли? Что же такого могла натворить горстка преступников, запертая там на карантине?

    Савея оборачивается и чуть не валится со стула. Сразу два Князя?

    "Надеюсь, они не ко мне — и угораздило же меня прохлаждаться как раз, когда они сюда притащились…"

    Он вскакивает с места, намереваясь собственным примером показать этим Канцелярским олухам, как надо вести себя в присутствии высокопоставленных лиц.

    — Доброй ночи, господа Лорды, — отвешивает он изящный поклон. — Я могу быть вам полезен? Или вас интересует работа Канцелярии?

  2. — Савея, я так понимаю? — Асмодей окинул долгим взглядом демона в коричневом костюме. — Мы здесь, чтобы побеседовать с тобой. Надеюсь, что не отвлекли тебя от чрезвычайно важных дел.

    Он говорил серьезно, но под конец фразы приподнял один уголок рта и насмешливо прищурился.

  3. Появившись в поле, Абаддон хмуро осмотрелся, пока не остановил свой взгляд на Савее. Он не считал, что демоны обязаны напускать на себя иллюзию деятельности, если особо срочных дел в данный момент нет. Главное — результат. Тем более, это может быть и его перерыв, которым он волен распоряжаться как угодно.

    — Доброй ночи, — в ответ на приветствие Абаддон кивает, — как уже сказал лорд Асмодей, мы здесь для того, чтобы с помощью тебя внести ясность в некоторые вопросы.

  4. После приветствия Савеи Канцелярщики тоже начинают наперебой кланяться, приговаривая "Господа Лорды". Когда эта волна приветствий заканчивается, они усаживаются на свои места, начиная работать с еще большим усердием и временами на вас поглядывая. Нет никаких сомнений в том, что они ловят каждое слово, заинтересовавшись, в чем таком перед вами провинился этот демон.

  5. "О небеса, они и правда оба ко мне…"

    Савея продолжает улыбаться с застывшим выражением лица, а сам в уме лихорадочно перебирает, что же он мог такого сделать, чтобы вызвать… Гнев? Недовольство? Вопросы? В голову ничего путного не лезет, и от того внутренняя паника только усиливается. Может, они из-за Иеффая? Уж в сравнении с ним довольно трудно провиниться ещё больше. Однако Лорд Велиал уже решил это вопрос, чего ж тут ещё разбирать?..

    — Да-да, так меня зовут, Лорд Асмодей… — Савея запинается, почтенно вникая в природу их интереса к своей незначительной персоне.

    — О, нет-нет, я не занят… ничем срочным, — звучит так себе, тем более, когда Князь Зависти так ухмыляется.

    "Надо было придумать хоть что-то, чем я занимался до их прихода, но ладно, надеюсь их вопрос поважнее, чем такие мелочи. "

    — Я в полнейшем вашем распоряжении! Буду искренне рад помочь! Э-эм… Вас интересует что-то по моей работе? — спрашивает он, сцепив руки перед собой, но вспомнив, как подобострастно выглядит это жест, переводит их за спину.

    "Мало ли, вдруг они заинтересовались кем-нибудь, кого я накануне перетаскивал в Башню. Да наверняка так и есть, зачем же я им ещё мог понадобиться?.."

  6.  — Не стоит волноваться, — участливо проговорил Асмодей. — У нас нет никаких претензий к твоей работе. Более того, я наслышан, как усердно ты трудишься и даже пропускаешь обеды, чтобы служить Лорду Велиалу каждую минуту своего существования. Такая преданность похвальна.

  7. "Нет претензий. Замечательно. Только бы это не означало что-нибудь в духе и поэтому мы решили повесить на тебя ещё парочку обязанностей."

    Мне кажется, что в словах Лорда Асмодея есть какой-то подвох. Я и правда пропускал обеды. Но не сегодня уж точно. Сегодня я пользуюсь свободным временем чересчур вольно.

    — Благодарю, благодарю, вас, лорд Асмодей, — почтительно кланяюсь ещё раз, ни на миг не сомневаясь, что эта внезапная благожелательность все равно ничего хорошего мне не сулит.

    Кошусь на молчаливого Лорда Абаддона, пытаясь хотя бы по нему понять, что меня ждет.

     

  8. Похвастаться наслышанностью о работе Савеи Абаддон не может — у него другие обязанности и смысл работы. Он вообще не уверен, видел ли он когда-либо этого демона до сегодняшней встречи. Смутное чувство того, что иногда стоит приглядываться к тем, кто "рядом" его не отпускает, и на какое-то время он впал в задумчивое оцепенение, анализируя это ощущение. 

    — Мы пришли не для того, чтобы тебя в чём-то обличать и наказывать, — говорит Абаддон, его голос ровно такой громкости, чтоб его слышали только те, с кем он говорит. Шепот Смерти, Гром Забвения. — Странные дела происходят в Аду и меня начинает беспокоить такое положение.

    "Беспокоить" он произносит именно так, чтобы его собеседники поняли — от сказанного Савеей, информации о существе в пещере Бельфегора и итога собрания, зависит то, какие меры он предпримет для защиты Ада.

  9. — Оу. Оу, я понял, — Савея снова почтенно кивает и вновь переводит взгляд на Лорда Асмодея.

    "Разумеется, в Аду начали происходить странные вещи. Охозия вот к примеру исчез. Куда же это годится? Как мы можем работать в спокойствии и размеренности, если такое творится под носом у Князей? Только чем я тут могу помочь, кроме сочувствия, не понимаю."

    Он придает своему лицу самое внимательное из выражений, гадая, почему предисловие такое долгое и почему они так медлят со своими вопросами, если ему по их словам ничего не угрожает.

  10.  — Ты, должно быть, гадаешь, какая связь между последними происшествиями в Аду и нашим здесь появлением, — Асмодей придвинулся ближе, почти на дружескую дистанцию. — Вполне возможно, ты сумеешь подсказать нам, с какой стороны дует ветер перемен. Расскажи, как проходила твоя сегодняшняя смена. Не торопись, вспоминай все подробности, даже те, что кажутся тебе незначительными.

  11. — Моя смена, Лорд Асмодей?

    Будь Савея смертным, он бы наверняка вспотел. В нем поселилось недоброе чувство, что его собираются на чем-то подловить. За последние сутки произошло слишком много ВСЕГО, и о чем именно по мнению Лорда Велиала не стоило бы распространяться — ему непонятно. 

    — Мне отчитаться с момента моего прошлого обеда или… какие-то конкретные несколько часов?.. — неуверенно переспрашивает он.

  12. — Мы можем посмотреть в твоей книге и задать вопросы, если тебе сложно вспомнить так, — тоже подходит ближе Абаддон.

  13.  — Вся твоя сегодняшняя смена, — Асмодей послал Савее самую благожелательную из своих улыбок. — Мы с Лордом Абаддоном крайне обеспокоены недавними событиями. Ты кажешься мне весьма понятливым, поэтому я скажу тебе кое-что еще. Иногда камни, катящиеся с горы, предвещают лавину, в таком случае главное — вовремя заметить и предотвратить ее сход. Как тебе известно, Лорд Абаддон отвечает за безопасность Ада, я же заведую всем, что помогает ее обеспечить, поэтому если ты что-то знаешь, твой первейший долг — сообщить нам об этом.

    Выдержав короткую паузу, он добавил:

     — В случае, если сведения окажутся важными… мы запомним это, — его пристальный взгляд должен дать понять, что благодарность может не исчерпываться словами. — Но не советуем что-либо скрывать или утаивать. Когда правда вплывет наружу, а это произойдет обязательно, о тебе также вспомнят. Если ты боишься чего-то… или кого-то, могу гарантировать, что вся информация, которую ты предоставишь, никак тебе не повредит. Мы рассчитываем на твои лояльность и разумность, Савея.

  14. — Да, да, конечно, — Савея снова согласно кивает, когда Лорд Абаддон говорит о книге,  вызывает её к себе в руки, а затем переводит взгляд с одного на другого, не решаясь, кому из них отдать.

    "Канцелярщики небось уже точно думают, что я серьезно провинился и влип. Вот так и рождаются слухи."

    Поколебавшись, он все-таки протягивает ее Князю Гнева, раз уж тот первый о ней заговорил. Лорд Велиал никаких конкретных инструкций на такой случай не давал, а потому не дать свою книгу другому Князю он просто не может. 

    Слова Лорда Асмодея его почти успокаивают. В конце концов, они оба и правда занимаются внутренней и внешней безопасностью Ада, и с его стороны важно поспособствовать их работе по мере сил. Он бы и правда так решил, если бы не одно но… Если Савея правильно понимает, что говорит Князь Зависти в конце, то речь идет о поощрении, если он расскажет им что-то важное, и наказании, если что-то утаит? Более того, вот это "если ты боишься кого-то" — это как будто о Лорде Велиале речь. В духе не бойся, ничего он тебе не сделает. Как будто информация о происходящем в Аду не такая уж и общая, как принято считать.

    "Ну, не знаю, только что я видел, что Лорд Велиал сделал с Иеффаем, и это здорово укрепило мою "лояльность и разумность"… Соберись, Савея, и думай, что говоришь, если не хочешь, чтобы следующее такое собрание было посвящено тебе…"

    — Моя смена началась десять часов назад, — Савея переплетает перед собой пальцы. — В мои обязанности входит перенос мертвых, распределенных в Башню, а не в Ад, после смерти. У меня был список из 15 человек. Сначала это был мужчина из Венгрии, затем русская женщина, потом старик из Великобритании, мужчина из Техаса и молодой парень из Нью-Йорка. Я только только разобрался с этим парнем, как меня вызвал к себе Лорд Велиал и потребовал отчета по одной из моих старых записей в книге. Потом я успел перенести ещё одного мужчину из Нью-Йоркского пригорода, и Лорд Велиал снова вызвал меня и сообщил о назначении мне подчиненного. У меня уже давно не было подчиненных… — "Так, зачем я это вообще говорю, им-то какая разница…". — Это Андрас, который… Я слышал он раньше работал у вас, Лорд Асмодей. Так вот мне его назначили в подчиненные, а меня временно освободили от моих обязанностей. Передали мой список коллеге, и Лорд Велиал повелел мне провести инструктаж для своего нового работника, и я занимался этим следующие два часа. В ходе инструктажа мы… Э… Я не знаю, стоит ли этот конфуз вашего внимания?.. — Савея запинается, спрашивая себя стоит ли им рассказывать про Иеффая и пытаясь определить, удовлетворены ли они уже прозвучавшим.

     

     

  15. Все то время, пока Савея рассказывал, Асмодей слушал, периодически кивая. Наиболее глубокого кивка Савея удостоился, упомянув про первую за этот день встречу с Велиалом.

     — Продолжай, мы тебя внимательно слушаем, — подбодрил он Савею, когда тот прервал свое повествование. — Только уточни, во сколько состоялся конфуз, о котором ты говоришь?

  16. Абаддон слушает молча. Параллельно он просматривает страницы Книги Савеи.

    — Продолжай, пожалуйста, — бесстрастно комментирует Абаддон паузу, —  Велиал разослал всем сообщение… Ты в курсе, что послужило причиной его беспокойства? — спрашивает он, не отрывая взгляд от страниц.

  17. Канцелярщики и впрямь довольно медленно скрипят перьями и ручками, многие то и дело поглядывают в вашу сторону , бросая взгляды исподлобья или из-под руки, к которой прислонились в процессе работы. Все это время среди них царит образцовая тишина — никаких переговариваний и перешептываний, даже по делу. 

    Редкие маловразумительные возгласы раздаются со стороны башни — там многие еще явно не спят. 

    Свет луны позволяет рассмотреть строчки на последней странице книги Савеи:

    «< …>Провела час обеда в кинотеатре "Парадиз" в Башне.
    Провела 10 минут на Вавилонском поле, получая задание на рабочую смену.
    Провела 30 минут в Мишкольце, ожидая смерти Вацлава Сегеда.
    Провела 25 минут у "Яств Земных", создавая наказание для Вацлава, изучая его книгу и отправляя его в Башню.
    Провела 15 минут в Саратове, ожидая смерти Марии Вронской.
    Провела 25 минут у "Яств Земных", создавая наказание для Марии, изучая ее книгу и отправляя ее в Башню.
    Провела 45 минут в Ливерпуле, ожидая смерти Грейс Готье.
    Провела 30 минут у "Яств Земных", создавая наказание для Грейс, изучая ее книгу и отправляя ее в Башню.
    Провела 30 минут в Далласе, ожидая смерти Питера Торчвуда.
    Провела 30 минут у "Яств Земных", создавая наказание для Питера, изучая его книгу и отправляя его в Башню.
    Провела 50 минут в Нью-Йорке, ожидая смерти Неда Септембера.
    Провела 10 минут, рассматривая печать на руке.
    Провела 45 минут у "Яств Земных", создавая наказание для Неда, изучая его книг, разговаривая с ним и отправляя его в Башню.
    Провела 10 минут, изучая свою Liber Officiorum.
    Провела 25 минут на аудиенции у Лорда Велиала.
    Провела 10 минут в Нью-Йорке, ожидая смерти Филлапа Росса.
    Провела 25 минут у "Яств Земных", создавая наказание для Филлипа, изучая его книг, разговаривая с ним и отправляя его в Башню.
    Разговор с гастатом №135786 Легиона Алчности в Яствах Земных.
    Провела 25 минут на аудиенции у Лорда Велиала.
    Провела 90 минут, проводя инструктаж для Андраса из Легиона Алчности.
    Разговор с Иеффаем из Легиона Алчности 10 минут.
    Провела 30 минут, проводя инструктаж для Андраса из Легиона Алчности.
    Провела 30 минут на собрании Лорда Велиала.
    Провела 20 минут.на Вавилонском поле, разговаривая с Канцелярщиками.
    Провела 10 минут на Вавилонском поле на аудиенции у Лорда Абаддона и Лорда Асмодея.< …>»

     

  18. Савея, ощущая как внутри него пробудился сплетник, которого сложно унять даже фактом, что перед ним два Князя, а не какие-то там коллеги или мелкие бесы, говорит:

    — Это произошло чуть меньше двух часов назад. Я давал инструктаж подчиненному, когда мы вдруг наткнулись на Иеффая. Он тоже служит в нашем Легионе. Так вот он… У него… У него был роман со смертной из Башни. Они там любовью занимались!.. — он делает паузу, чтобы уговорить себя перестать говорить это таким воодушевленным тоном, вообще-то закончилось это не очень приятно. 

    — Мне, разумеется, пришлось донести. И через полчаса Лорд Велиал вызвал меня и моего подопечного на собрание, посвященное вопросам… морали и взаимоотношениям на работе. А после я отправил Андраса к Бафомету, и вот.. жду его возвращения. А потом пришли вы.

    Он снова оглядывает обоих Лордов, пытаясь определить, удовлетворены ли они услышанным.

  19. Стоило Савее закончить рассказ, как Асмодей передвинулся поближе к Абаддону и заглянул в книгу через его плечо. Открытый разворот Liber Officiorum описывал последнюю смену ее владельца. Дочитав, Асмодей прикрыл глаза, производя подсчеты, а затем обратился к Савее:

     — Ты говорил, Лорд Велиал ознакомился со старой записью в твоей книге. О какой записи речь?

  20. Стоило подумать раньше о том, что их заинтересует эта запись, и сформулировать рассказ об этом как-то иначе. Но что уж теперь.

    Савея корит сам себя за недальновидность, хотя когда это он ею отличался, и покорно подходит к Лордам, протягивая руки за своей книгой. Получив её, он листает страницы, пытаясь вновь припомнить дату. Это было больше месяца назад. 30 августа.

    Наконец, он отдает книгу обратно, указав на нужную строчку.

    «< …>Разговор с Лордом Вельзевулом у Врат Круга Чревоугодия 20 минут .< …>»

  21.  — Значит, разговор с Лордом Вельзевулом. Не эту ли запись ты сегодня изучал в своей книге? — Асмодей задумчиво рассматривал Савею. — О чем же вы с ним беседовали?

  22. Молча отдав книгу, Абаддон смотрит на Савею, он делает заметки про этого демона для себя. Взглянув вместе с Асмодеем на написанное в Книге, он не говорит ни слова, потому что второй Лорд задаёт верные вопросы и он не хочет сбивать рассказчика.

    Однако, слова о любви демона и смертной вызывает в нём некоторое чувство сопереживания и солидарности. Это непозволительное нарушение, но он, как тот, кто испытывал и, возможно до сих пор испытывает, чувство любви не может не понимать всю неистовую стихийность этого состояния. Он предполагает о том, что Велиал с делал со своим подчинённым, потому что поступил бы точно так же, и ему очень жаль, что до этого дошло.

    И ещё кое-что не уходит от внимания:

    — Печать? На твоей руке появилась печать? При каких обстоятельствах? Покажи.

  23. — Да-да, её я тоже изучал, и… с Лордом Велиалом мы разговаривали ну… о записи,  — Савея умолкает, понимая, что закос под дурачка тут не пройдет, и он такими ответами только испытывает терпение Лордов.

    Но с другой стороны, почему он должен тут раздумывать, что говорить, а что не говорить! Пошли бы к Лорду Велиалу и с ним бы разбирались — что с него то брать, он всего лишь бедный работник, которого и должна заботить исключительно его работа!

    А потом Лорд Абаддон задает этот свой вопрос про печать, и Савея испытывает панику, пополам с облегчением. Ах, так они знают! Ну и хвала Господу, что же тут тогда скрывать.

    Все же с мгновение поколебавшись, он протягивает вперед левую руку, ладонью вверх, на которой виднеется белесый шрам в виде шестерки — украшение облика, которое он себе не просил и убрать с себя, как любые иные подобные вещи, не смог. 

    — Я переносил этого вот юного Септембера в Башню, и она появилась. Я её заметил, потому что она… заболела. Я ведь не должен чувствовать, а её почувствовал.  Я… Я не знаю, отчего она взялась, я все делал, как всегда, господа Лорды, я не знаю, что она значит и… Ну да. Я показывал её Лорду Велиалу. Потому что тоже получил сообщение, как и все… Подумал, что он должен знать, а то я не припомню, чтобы такое случалось с кем-либо раньше, хотя работаю уже три тысячи лет.

  24. — О чём вы говорили с Везельвулом в тот день? 

  25. Когда Савея протягивает руку, лорд заинтересованно смотрит на неё. Такого он и правда не видел никогда в Аду и это тоже вызывает беспокойство.

    — Ты почувствовал боль… а сейчас она ощущается как-то? — его вопрос звучит более заинтересовано, чем должен был. — Многовато печатей в последнее время, верно, Асмодей?

    Абаддон должен себе признаться в том, что хотел бы почувствовать хоть что-то, даже боль.

  26. Склонившись к ладони, Асмодей изучил отметину.

    — Это… что-то отличное от того, что мы видели ранее, — заметил он для Абаддона. — Возможно, Бельфегор сумеет дать объяснение.

    Выпрямившись, он обратил взгляд к Савее.

    — Не печать ли на твоей ладони напомнила тебе о разговоре с Вельзевулом?

     

     

  27. Как только Лорды насмотрелись на шестерку, Савея вкладывает отмеченную руку во вторую, будто она все еще болит. Разговор все же вновь заставляет его почувствовать беспокойство. И он отмечает про себя, что где-то в Аду ещё фигурируют какие-то печати. Надо будет повнимательнее отнестись к слухам.

    "Ох, только бы не Гоэтия с кем-нибудь снова."

    — Нет, Лорд Абаддон, я не чувствую её сейчас, но убрать не могу, хоть и пытался. Честно говоря, я тогда не связал её с разговором с Лордом Вельзевулом… — он опускает глаза, будто застенчивая девица. — А разговаривали мы с ним тогда… о личном.

    Он замолкает, очевидно, не собираясь продолжать.

  28. — Хорошо.

    Подняв взгляд тёмных глаз, Абаддон смотрит прямо в глаза Савее. В его собственных глазах как будто клубится могильный туман, будто распространяющийся на всю фигуру лорда. Он уважал личное пространство во всех смыслах, поэтому не считал нужным выпытывать у демона предмет этого разговора, но то, что это был Везельвул не могло не настораживать.

    — Я очень надеюсь, что разговор с лордом Вельзевулом не сулил тебе чего-то такого, что можно интерпретировать, — его голос приобретает ледяные ноты. Будь среди них живые или умершие, они бы почувствовали мороз на своей коже, — как пророчество, затрагивающее всех нас, нашу работу и безопасность Ада. Велиал может быть очень жесток с теми, кто подрывает его авторитет, но это, я думаю, ты и так знаешь.

    Моргнув пару раз, Абаддон как будто сбрасывает с себя наваждение. Он ощущал в себе некоторое нетерпение, как будто, на мгновение, сама Смерть держала его за руку, была с ним одним целым.

    — В любом случае, мы много узнали, за что тебе спасибо. У меня к тебе последний вопрос, если тебе больше нечего сказать: ты знаешь Охозию? Видел ли ты его и говорил с ним когда-либо?

  29. Пока Савея и Абаддон говорили, Асмодей быстро переводил взгляд с одного на другого, сопоставляя в уме полученные сведения. Жаль, что записи в Liber Officiorum скупы на подробности. Будь это не так, сколь много интересного и полезного можно было бы из них извлечь.

    Но толку жалеть о несбыточном. Разговор и без того оказался продуктивнее, чем он рассчитывал, а последний вопрос Абаддона, в случае, если догадка того верна и Савея виделся с Охозией, поворачивает все в еще более интересном свете.

  30. Останься у Савеи способность переживать эмоции, он бы возможно задрожал сейчас он тона Лорда Абаддона, потому что тот просто прибивает его невероятно точно подобранным словом. Пророчество. Однако страх лишь притупленно шевелится в сознании, сопровождая просчитывание последствий этого разговора. Что будет, если скажет. Что — если не скажет. Что — если промолчит.

    Все это так похоже на те ужасные дни в прошлом. В духе: "Мы понимаем, что ты хочешь собирать цветы и наслаждаться пением птиц, но речь идет о безопасности всего государства, не говоря уже о торговых путях и благополучии людей. Возьми ответственность, она тоже твоя по праву рождения, и собирайся в дорогу, вези дары."

    А ведь и правда. Савея и сейчас хотел бы мирно и спокойно собирать грешников и наслаждаться перипетиями их судеб, читая их книги, но его угораздило тогда поддаться любопытству и сунуться к Лорду Вельзевулу со своим вопросом. Не расскажи ему Лорд Велиал о поместье, ничего бы этого не было. Зачем он вообще это рассказывал? Теперь одни проблемы от этого!

    — Лорд Абаддон, нижайше прошу вас, — произносит Савея, не рискуя смотреть в лицо Князю Гнева. — Спросите об этом Лорда Вельзевула или Лорда Велиала. Мне не велено… Не велено… — все-таки сдается он отказываясь брать на себя ответственность за то, что услышал. — Я не могу… Я лишь работник, и у меня в послужном списке и так много провинностей, — дальше он говорит сбивчиво и лихорадочно переводит взгляд с одного Князя на другого.- С Охозией я не виделся, клянусь вам. Мы не коллеги и не приятели, я никогда не работал с ним вместе. Я только слышал разговоры про то, что он пропал…. Я ничего об этом не знаю, это правда.

  31. Понимая, что больше они ничего не узнают, Абаддон решает не спрашивать ни о чём.

    — Спасибо тебе, ты помог, — голос лорда стал привычным.

    Вид Савеи вызывает в нём ощущение, какое вызывали некоторые живые, за которыми он приходил. Он обычно брал за руку тех, кому было пора покинуть этот мир, и наделял их спокойствием и тьмой. Поддавшись этому забытому чувству, Абаддон тянет свою кисть к Савее, но, вовремя себя одёрнув, просто кладёт руку тому на плечо.

    — Я это запомню.

    Отпустив демона, он поворачивается к Асмодею:

    — У тебя остались вопросы? Мне кажется, нам пора.

  32. До собрания у Велиала оставалось все меньше времени, поэтому, чтобы успеть разобраться с еще кое-какими делами, действительно, стоило поспешить. Асмодей ответил Абаддону кратким кивком и повернулся к Савее.

     — Благодарю за сотрудничество и ценю твою преданность своему Лорду. Мы с Лордом Абаддоном понимаем, что ты переживаешь за свое положение. Не беспокойся, у тебя не будет из-за нас неприятностей.

    От Асмодея не ускользнуло, как Абаддон оборвал свой порыв коснуться руки Савеи. С лукавой улыбкой он взял обе ладони Савеи в свои и слегка поклонился — жест церемонного прощания, уместный в сторону высокородной дамы, никак не простого демона.

  33. Ещё во время причитаний Савея думает о том, что вопрос правильно выбранного облика животрепещущий и сейчас. Правда, на сей раз он ошибся и все это было бы убедительнее, если бы он выглядел, как определила природа. Однако то, что Лорд Абаддон так по-человечески касается его плеча, заставляет подумать, что все равно сработало, как ни странно. Но его "Я это запомню", все равно можно трактовать по-разному.

    — Спасибо-спасибо, Лорд Абаддон, я правда рад, если сумел помочь… — сердечно и с долей подобострастия говорит он, но запинается на выходку Лорда Асмодея.

    Это вот точно лишнее. Зачем он так сделал? Что это значит? В голову Савеи не лезет ничего  путного из того, как можно на это отреагировать, поэтому он просто таращится то на него, то на их сцепленные руки

    "Наверное… вспомнил меня, раз полистал книгу" — мелькает среди кучи противоречивых мыслей запоздалая догадка. 

    — Б-благодарю вас… Лорд Асмодей… — наконец, выдавливает из себя он.

  34. До того, как Асмодей закончил своё прощание, Абаддон исчез. Он возвращался к Бельфегору, как они и договаривались.

    Он подумал о том, что у всех есть свои тайны и никто не готов ими делиться. В своём легионе он привык к тому, что на его вопросы отвечают прямо, без ужимок и без мельтешения, без лести и без желания угодить. 

    Слишком много тайн.

    Как бы не оказалось так, что это приведёт их к большой беде.

  35. Наконец, высокопоставленные Лорды покидают поле возле Вавилонской Башни, оставив Савею в покое

  36. Полшага ближе, отчего их сомкнутые руки коснулись одежд, еще один неглубокий полупоклон-полукивок, и Асмодей отпустил Савею.

    — Занятная беседа у нас получилась. Жаль, но дела не ждут, и я вынужден последовать за Лордом Абаддоном.

    Он двинулся было в сторону, однако остановился и вновь повернулся к Савее.

     — Ах да, не стоит полагать, что мое обещание, прозвучавшее в начале нашей встречи, было уловкой, призванной заставить тебя говорить. Если обстоятельства того потребуют, ты можешь обратиться ко мне по любому вопросу — и я выслушаю тебя.

    Разумеется, Асмодей не стал бы выражать свое расположение заурядному демону, в особенности из чужого Легиона, но судя по всему, что он услышал, Савея заурядным как раз не являлся. Слишком много узловых точек было завязано на этом демоне, слишком загадочной была его собственная история.

    Покинув посеребренное лунным светом поле ради гротов Бельфегора, Асмодей еще с пару мгновений позволил себе поразмышлять, какую часть общей картины Савея скрыл от них с Абаддоном.

  37. Все эти неожиданные любезности от Лорда Асмодея после отказа передавать содержание разговора с Лордом Вельзевулом, заставляют Савею подумать, что это не последняя их встреча. Случись что — теперь оба Князя будут его помнить. А Лорд Асмодей так просто не стал бы говорить подобные вещи рядовому работнику. Быть беде.

    "Может, это такое возмездие небес за донос за Иеффая."

    — Очень признателен вам, Лорд Асмодей, я буду это помнить, — говорит он с поклоном и стараясь выдавить из себя улыбку.

    Когда Князь Зависти тоже исчезает, он чувствует и облегчение и обессиленность одновременно.

    Рухнув на свой стул, он достает портсигар и механическими движениями прикуривает сигарету.

    — Дай мне быстрее мой список для работы. Пожалуй, я тут засиделся, — не глядя говорит он Канцелярщику.

Добавить комментарий