Утренний дозор

«Нет ничего хуже, чем ясное, солнечное утро в любое время года и в любой точке Вселенной, если вам не дали выспаться.» (Макс Фрай, «Белые камни Харумбы»)


Синьор Баттиста, наконец, может прилечь. К мистеру Готье присоединяется вздремнувший офицер Туссента.

Закладка Постоянная ссылка.

17 комментариев

  1. Все еще не понимая, принес ли короткий беспокойный сон облегчение, я возвращаюсь к костру с той же палкой, с которой уходил, и с сердитым сажусь прямо на землю, вытягивая ноги к огню, а спиной опираясь на бревно.

    Огонь горит. Оба живы. Черт, ладно, спросить будет не лишним:

    — Без происшествий?

    Вот бесовья напасть, со сна я даже имен их точно не помню. Этот — Готье, точно. Ну да кроме него никого и нет.

    Молча беру протянутые часы. Взглянув на циферблат, понимаю, что спросонья не способен там ничего понять, и поспешно прячу их в карман.

  2. Пока ты дремал, твои подопечные бдели как могли. 

  3. Я тру глаза и присматриваюсь к костру получше: погас? Разожгли заново сами? Может, все это мне просто приснилось.

    Я осматриваюсь, пытаясь найти флягу с водой.

  4. Никогда бы не подумал, что буду так рад видеть какого-то малознакомого итальяшку, но когда Туссента появляется у костра, я его расцеловать готов.

    — Да было кое-что странное, — говорю уклончиво. Эх, не хочется выставлять себя трусом, шарахающимся от каждой тени, но и промолчать глупо. Пусть будет готов ко всему. — Мы тут вроде как слышали какие-то звуки в лесу, вроде как шарманка тренькала. Может, где жестянка какая болталась, конечно. А потом у нас костер сам собой погас, хотя дров там было предостаточно. А ветра-то не было. 

    Про таинственную тень решаю умолчать, да и как про такое расскажешь? 

  5. — Надо больше спать, — говорю в ответ на эти россказни, хотя чтобы огонь не гас, дежурным как раз следует спать поменьше. — Сделаем-ка огонь поярче.

    Вот тебе и берлога, вот тебе и уютный бивак. Никто себя здесь в безопасности не чувствовал, пока я храпел, гражданин Италии, не приносивший никакой присяги, вынужден был сторожить лагерь.

    Я подбрасываю в костер побольше щепы, чтобы поскорее и посильнее прибавилось света, и пока вожусь — как раз натыкаюсь на лежащую на земле флягу. Всего пара глотков — и мой нрав смягчается.

    — Если это чьи-то шуточки, утром мы найдем следы, а по ним и шутников. Мало им не покажется. 

     

  6. — Да не спали мы, командир, зуб даю! Спроси вон утром кудрявого, он подтвердит. А только это странно было: вжых — и погас мигом.

    Чтобы не выглядеть психом, решаю не настаивать насчет костра. Я и сам рад буду, если это нам привидилось. 

    — Что ты там с дерева углядел, далеко поле тянется? — перевожу я тему.

  7. — Нет, не очень, — мне нечего скрывать. — За ним снова лес. Похож на лиственный, но было уже темно, чтобы понять наверняка. 

    Я какое-то время молчу, а потом решаю подать парню надежду:

    — Кажется, там в поле паслось какое-то стадо. И я видел вдали огонек — возможно, утром мы встретим пастухов.

    Если здесь вообще есть другие люди, кроме таких, как мы. 

    — Разбираетесь в звездах? — спрашиваю я в лоб, поднимая голову к небу и проверяя, не стало ли мне понятней.

  8. Понятнее не стало, звезды все ещё расположены совершенно незнакомым тебе образом. 

     

  9. — По правде говоря, не особо, — после слов капитана про новый лес любоваться звездами меня не тянет. Да и не разбираюсь я в них. — Вот если тебе нужно будет в Нью-Йорке куда-нибудь дорогу найти — это по моей части. Как думаешь-то, куда нас занесло?

  10. Я как раз и пытаюсь объяснить тебе, куда нас занесло, бравый ты дубина.

    — Я, признаться, тоже не лучший специалист, но Полярную Звезду  и Южный Крест найти могу, — я перестаю глазеть на звезды и снова берусь развлекать себя вырезанием узоров на палке. — Раньше мог. А здесь я их не вижу. Над нам другие звезды. Понимаете? 

    Я не знаю, как он отнесется к этой новости, но в отряде всего трое мужчин. Пожалуй, им лучше знать, что мы на самом деле черт знает где.

    — Мы в глубокой заднице у кита. 

    Остается ждать, что ему не приспичит гадить.

  11. — И типа что это значит? — спрашиваю осторожно, глядя как руки капитана колдуют над палкой. — Звезды как звезды вроде. А ты уверен, что не перепутал? Может этот твой Крест где-нибудь в другой стороне? 

  12. Небо начинает светлеть с одного края, и вы видите в предрассветном тумане, как на дальнем конце поля шевелятся громадные туши.идущие чередкой. Оттуда доносится далекое мычание, напоминающее о сельской жизни. 

  13. Я пожимаю плечами — может, и в другой стороне. Я и правда не бывал южнее Сомали, на меня нельзя положиться, а что я сам в себе уверен — так это не аргумент, если передо мной не солдат в подчинении. 

    — Так ты всю жизнь живешь в Нью-Йорке? — спросил я. — Ваш Першинг показал себя в Сен-Миельском выступе. 

  14. — Вообще-то я из Канады, — неохотно отвечаю на вопрос капитана и, чтобы занять руки, тоже подбираю одну из валяющихся у костра веток. Не больно-то я люблю болтать о себе, но молчать сейчас совсем тошно, так что продолжаю. — Предки перебрались в Штаты, когда я еще малой был, так что вырос в Нью-Йорке. А дед мой вроде из Франции родом, хотя мотался по всей Европе. 

    На замечание о Першинге только пожимаю плечами — не хвалить же в ответ Диаса. 

    — Смотри, командир! — заметив на краю поля какое-то движение, снова подскакиваю на ноги. Сначала я думаю, что это вчерашние пауки поперли, но заслышав мычание, выдыхаю. — Похоже на стадо, как ты и говорил, — добавляю уже спокойней. 

  15. Вот так люди и теряют корни. Сначала дед шляется по Европе, потом родители шляются по Америке, а потом их сын вырастает в бездельника, у которого и родины-то нет.

    — Надеюсь, у этого стада есть пастух, — поднявшись на ноги, я пытаюсь рассмотреть стоянку рядом с животными, но они слишком далеко. 

    Что ж, светает. Самое время сделать зарядку, а заодно посмотреть, что могло бренчать посреди ночи и пугать моих ребят. Отойдя чуть подальше, я то бегу на месте, то прыгаю, то наношу кому-то удары, то приседаю, внезапно выпрыгивая вперед. Пока разминаюсь, ищу следы посторонних вокруг нашего бивака.

     

  16. На тропе, в лесу и возле лагеря ты видишь только следы вашего присутствия. Если кто посторонний возле вас и крутился то очевидных следов он не оставил. Пока ты гуляешь, замечаешь, что за ночь в лесу возле лагеря наросло много крупных грибов с синими и зелёными крапчатыми шляпками. 

  17. — Не в звездах, там может в грибах разбираетесь? — я позволяю себе немного повысить голос, обращаться к Готье издалека. — Здесь их навалом.

Добавить комментарий