Все совпадения случайны

«А мне тайна сия открыта не потому, чтобы я был мудрее всех живущих, но для того, чтобы открыто было царю разумение и чтобы ты узнал помышления сердца твоего.» (Книга пророка Даниила)

На этом этаже Башни располагается берег холодного северного моря, почти к самой воде подступают хвойные леса. Песчаный берег здесь пологий, но дальше возвышается обрывами и топорщится обнаженными корнями деревьев. Вода неспокойная, ходит волнами, но дальше лежит тяжелой гладью у самого горизонта. Солнце село в него почти полностью. Сокрытое пурпурными облаками, оно раскрашивает небо алыми и розовыми оттенками и очерчивает золотом рельеф туч.

Любой, у кого есть обоняние, мог бы наслаждаться здесь свежестью хвои, но и посмотреть тут есть на что. Берег пустынный, тихий и чистый, здесь можно почувствовать себя один на один с огромным миром.

Правда сейчас здесь все же есть посетители.

У самого края воды расстелен толстый восточный ковер, на котором возлегает пара. Мужчина — довольной крупный, широкоплечий, высокий, смуглый, превосходно сложенный. Его голову венчает пышная копна черных длинных волос и довольно внушительные рога. И женщина — полуобнаженная, замотанная во что-то вроде занавески, босая, белокожая, с обрезанными по плечи темными волосами. Оба лежат на ковре, обнявшись, и смотрят на воду. Рядом с ними стоит богатое восточное блюдо с крупными вишнями.

Из леса появляются двое. Оба высокие. Оба демоны. Один одет в светлый худи, кеды и потертые джинсы — лицо у него невеселое, волосы черные, встрепанные. Второй облачен в коричневый костюм и красный галстук, волосы аккуратно зачесаны назад. Глаза с восточными разрезом, губы сложены в улыбку.

 

Закладка Постоянная ссылка.

14 комментариев

  1. — Это Сарматское море. Оно когда-то много веков назад располагалось недалеко от России, но потом обмелело и высохло. О нем еще Геродот писал. Зато оно сохранилось вот здесь у нас. Лично я считаю, это просто счастье, что Лорд Вельзевул…- Савея оставляет гроб у деревьев и с видом экскурсовода ведет Андраса к берегу.

    Поблескивающее между сосен море — прекрасное и манящее — это просто глоток свежего воздуха посреди царящей в Вавилонской Башне разрухи. Он как раз и собирается об этом поведать, когда вдруг видит на берегу парочку и осекается. И по инерции продолжает идти, постепенно соображая и вникая в суть этой идиллии у моря.

    Этот демон на берегу ему знаком. А женщина нет, но совершенно очевидно, что она смертная. 

    Савея, наконец, останавливается, не дойдя до ковра и десяти шагов. Конечно он знает, что делать. И не знает тоже.

    — Иеффай! — произносит он преувеличенно радостно и приветливо, но на настоящую радость это все равно не тянет. — Я совсем не ожидал тебя тут увидеть. Я думал, ты больше в Башню ни ногой, раз освободился от этого места. Вот посмотри, это Андрас,- похлопывает подчиненного по плечу,-  он будет работать на твоей должности… Хожу вот, знакомлю его с местностью…

  2. Заслышав чужие голоса, Иеффай вздрагивает и оборачивается. Для Анастасии его резкое движение становится неожиданным, но благодаря ему она выходит из состояния полудремы и тоже слышит, что к берегу кто-то идет.

    Иеффай поднимается на ноги и становится так, будто желает заслонить женщину собой. Одет он в белую рубашку и брюки — скорее всего, он тоже числится в  Легионе Алчности. Он громадный — выше обоих появившихся коллег (хотя те двое никогда и сами на рост не жаловались), и волосы реют за его спиной как флаг, лицо нечеловечески красивое, а глаза сияют неестественным зеленым. То, что он не рад гостям, очевиднее некуда. 

  3. Когда Иеффай дергается, моё сердце замирает на пару мгновений. Я моментально, наученная не только жизнью здесь, хватаю свою одежду и надеваю её на себя.

    Я прекрасно понимаю, что то, что сейчас происходит — очень плохо. Как и то, что чтобы я ни сделала — будет хуже. И это дела совсем не моего уровня.

    Мне не остается ничего иного, кроме как скрываться за спиной моего мужчины.

  4. Похоже, Мэт, в ад берут по тому же принципу, что и в модели. Если ростом не вышел — шуруй мимо. А этому громиле, наверное, еще и надбавку предложили. 

    Мы, похоже, помешали свиданию (надо взять на заметочку этот способ досуга). Приятно знать, что и тут занимаются такими вещами, но страшно неловко. Особенно перед девчонкой, которая тут же засуетилась. Я, конечно, отвел глаза, но это ведь уже после того, как все увидел. По другому и не бывает: пока не увидел, нечего и отводить.

    — Привет, — машу обоим, не решаясь сократить дистанцию, но потом все-таки протягиваю руку Иеффаю. Чего бы и не протянуть, пока еще никто никому ничего плохого не сделал. — Заглянули почитать?

    Да, Мэт, она ничего. Тебе такая не светит.

     

     

  5. Девушка действительно стройна и подтянута, но выглядит старше Андраса лет на десять не меньше. 

    Иеффай руку Андраса полностью игнорирует, бросает на того короткий тяжелый взгляд и снова смотрит на Савею. 

    — Говорят, ты другой, — произносит он глухо.- Будто ты своенравен, и Велиал тебе не указ. И говорят, что ты.любил раньше. Ты должен помнить, что это значит.
     

  6. "О, я помню. К сожалению. Очень некрасиво, Иеффай, игнорировать Андраса, когда он с тобой поздоровался. Особенно в твоем положении. Как будто непонятно, что ты сейчас пытаешься сделать. Можно подумать, в тебе появилась бы хоть капля сочувствия, поменяйся мы местами…"

    Тем не менее, Савея продолжает улыбаться и говорит, будто не слыша того, о чем говорит Иеффай:

    — А я как раз рассказывал Андрасу о том, как часто ты здесь читаешь книги. Вроде как ставлю тебя в пример… Не познакомишь ли нас со своей леди?

    Савея опускает глаза на девушку и, не дожидаясь ответа Иеффая, вызывает её книгу.

  7. Пользуюсь тем, что они не люди, чтобы рассмотреть их получше и запомнить. 

    Андрас. Андрас похож по одежде на студента. Непривычно видеть демона не в костюме. Второй выглядит знакомо… Наверное, видела мельком, но имени не знаю.

    По-прежнему разглядывая нарушителей нашей идиллии, я машинально киваю в ответ на приветствие Андраса. Такое ощущение, что в нём больше человеческих замашек, чем в тех, кого мне приходилось встречать.

    Ловлю себя на ещё одной мысли: мне страшно. Даже представить себе не могу, что ждёт нас за это. Иеффай стоит стеной и мне ничего не остаётся, кроме как стоять за ним и молчать. И ждать.

  8. Что ты тянешь к нему руки, Мэт? Как будто не видно, что с высоты его роста такую вошь, как ты, не заметить? Похоже, они тут уже сделали друг другу что-то плохое, и мне придется оставаться по свою сторону черты. Это совсем не парит: Савея мне нравится куда больше, чем новый знакомый, и его сторона меня полностью устраивает. Может, у верзилы и неприятности, но я-то к ним пока еще не имею отношения (приятно не иметь отношения к хоть каким-то неприятностям!), так что он просто нагнетает. Такие мрачные типы всегда загоняются слишком много. 

    Пока в голове пролетает весь этот бред, я успеваю шмыгнуть носом раз пять. Видал, Иеффай — рост и самомнение у тебя выше неба, а нос все равно у меня больше! 

    Забираю свою руку обратно, еще раз машу девчонке в ответ на ее кивок и, вытерев ладонь о джинсы, прячу руки в карманы худи. Сейчас, когда девушка прикрылась, ее можно рассмотреть получше. Она оказывается старше, чем мне сразу показалось. Что говоришь, Мэт, жалко, что старовата? Дурак, это значит, что она жила дольше. Ах, черт, видал — книгу ее смотрят… В моем случае это ничего хорошего не обещает, но, может, у нее иначе. Ободряюще улыбаюсь девчонке и заглядываю подсмотреть, что там ищет мой шеф.

  9. Савея и Андрас успевают прочитать только бледно- серое имя на черной обложке: Анастасия Кузнецова. Открыть Савея ее не успевает, Иеффай резко выбрасывает руку в сторону и в воздухе появляется тонкая черная цепь, которая тянется от книги к женщине.

    Анастасия видит, что эта цепь будто растет из ее солнечного сплетения. Как только цепь становится видимой, она чувствует ее, как часть своего тела, будто это ее рука или нога. Она чувствует, как крепко держит эту цепь Иеффай и как книга лежит в руках Савеи. Впрочем, лежит она там недолго, Иеффай выдергивает досье на Анастасию за цепь, прежде, чем его открывают, и ловит свободной рукой. Савея остаётся ни с чем. Анастасия ощущает этот рывок несколько болезненно. 

  10. "Ах вот как…"

    Савея выпрямляется, он больше не улыбается. 

    "Это нарушение номер два, Иеффай."

    — Ну, мы пожалуй пойдем. У нас ещё много работы, правда, Андрас? — Савея посылает подчинённому улыбку, надеясь, что тот не успел испугаться. 

    Он отступает на шаг назад, наблюдая за Иеффаем. 

    "Кажется, тот раньше был джинном. И кажется он лет на тысячу старше меня… Надеюсь, он не станет совершать и третье, гораздо более серьезное нарушение, потому что если он устроит потасовку, я ни в чем не уверен… На Андраса тут вообще полагаться не стоит, он и самые простые вещи боится делать…"

  11. Когда Иеффай перехватывает мою книгу, дергая цепь, я прижимаю руку к груди и сжимаю рот, чтобы не зашипеть.

    Неприятно. Даже больно. Мне явно не захочется повторных манипуляций больше никогда. Я слегка прижимаюсь к спине Иеффая.

    Похоже, нарушители спокойствия собираются уйти? Это было бы прекрасно. Я выхожу из-за спины Иеффая, который похож на скалу — так сильно напряжен, и беру его за руку.

    — Пожалуйста! — набрав воздуха в лёгкие, обращаюсь к демонам с мольбой в голоса, — я люблю его… Пожалуйста..

  12. Чувак, ты же делаешь только хуже. С таким защитником и враги не нужны. Надо было прятаться получше и табличку вешать на дверь — "Не беспокоить". Как будто мы рады на них наткнуться.

    — Много работы, — мой нос морщится, выдавая мое отношение к гробам и кольям. Машу рукой Анастасии: — Пока!

    Я много раз видел, как начинаются потасовки, и почти всегда все происходит из-за того придурка, которому лучше бы не высовываться и просто пройти мимо. Савею придурком не назовешь, мои кулаки спрятаны по карманам, а вот верзила машет руками — поэтому я пока не спешу поворачиваться к нему спиной. 

  13. Савея снова опускает глаза на выступившую вперед женщину.

    "Конечно любишь, дурочка. А что тебе ещё остается в этом месте…" 

    — Леди, — он прикладывает руку к груди в патетическом жесте, обращаясь к ней, — я искренне сожалею, что помешал вам.

    Это правда. Отвратительная ситуация. 

    — Я от всего сердца прошу вас простить нас, — по-прежнему ей.

    "Вообще, очень удобно вот так извиняться и отступать, выглядит вполне достойно."

    Савея решается повернуться спиной, только когда отступает шагов на десять. Если конечно Иеффай не предпринимает попыток сделать что-либо агрессивное.

  14. Иеффай не предпринимает попыток напасть. Выдерни он эту книгу или нет — ничего бы данная ситуация не поменяла, однако он продемонстрировал свою позицию касательно этой женщины. Он провожает обоих коллег тяжелым взглядом до тех пор, пока они не скрываются под сенью деревьев. Парочка остается на берегу в ожидании худшего.

Добавить комментарий