Встреча на берегу

«Мы выбираем не случайно друг друга… Мы встречаем только тех, кто уже существует в нашем подсознании.» (Зигмунд Фрейд)

Пока слизеринцы нерешительно топчутся у Белой Гробницы, студенты гриффиндора стряхивают с себя перья и прочие следы пребывания в курятнике. Тибо отправлен вперед в качестве парламентера, он стоит на берегу озера, машет руками и свистит, привлекая внимание ребят из другого факультета.

Закладка Постоянная ссылка.

64 комментария

  1. — Эй, привет, — по дороге от волнения я закасываю рукава, и теперь ожог на предплечье сразу бросается в глаза. 

    Я осматриваю Гриффиндор. Они здесь в полном составе? Тоже попали в переделку или просто что-то затевают?

    — Привет, Адриано, — я замечаю старост. — И Эммелин. И остальные, — все, что я собирался сказать, напрочь вылетело из головы. — Вы… откуда здесь?

    Что-то я не могу вспомнить, какой у меня был план по выведыванию подробностей.

  2. — О нет, он идет сюда… — стону я, уже не в силах выносить все происходящее и тру руки снегом быстрее, хотя тут уже вряд ли что-то поможет.

    Тем не менее, когда слизеринец подходит к нам, начинаю фальшиво улыбаться — типа все нормально, и я вполне уверен в себе. Хотя на самом деле мне предстоит неделю работать над собой перед сном, чтобы вычеркнуть этот позорный эпизод из своей памяти.

    — Привет, Тибо! — отвечаю ему приветливо. — Вы, значит, тоже попали в переделку? Дай угадаю, ожог у тебя из-за того, что вы открывали дверь запертой комнаты?

  3. Да, Гриффиндор в полном составе — все, кто остался на каникулы. Все они выглядят так, будто ползали по грязи, у всех в волосах пух. На руке Даниэля красуется ожог, палочки не видно только у Шона, но в руках его неизменный фотоаппарат.

    Тибо на их фоне вполне опрятен, и кроме ожога на руке других повреждений на нем не видно.

  4. Поднимаясь, Ден стряхивает снег и пробует отчищающие чары — может, они хотя бы немного помогут его одежде?

    — Привет, — ловец настроен менее дружелюбно — всё-таки они играют друг против друга в квиддич, но тем не менее он был рад видеть ещё кого-то из студентов, — Ты один? А где все остальные из Слизерина? 

  5. Между вами деловито прохаживаются куры, безуспешно ищущие ночную поживу и неохотно возвращающиеся обратно в курятник.

  6. Мельком глянув на Дена, я отвечаю Адриано, предпочитая сначала выяснить важные вопросы:

    — Все верно. С вами, значит, случилось то же самое, — я утверждаю, а не спрашиваю. — И есть предположения, кто это устроил? Вы собираетесь вернуться в школу?

    В разговоре, который ведут настоящие мужчины, я промолчу, что кое-кто считает такое возвращение слишком опасным.

  7. Савея подходит к гриффиндорцам и останавливается в нескольких шагах от них, скрестив руки на груди (это чтобы согреться, хотя и поза выходи внушительнее).

    Ребята из Гриффиндора выглядят изумительно. Если бы его как-то волновало соперничество между факультетами, был бы прекрасный повод позлорадствовать. Самые героические ребята курса — в дегте и перьях, что за зрелище.

    Но все же ситуация слишком серьёзная, чтобы думать о таких вещах. Вон даже дубоголовый Тибо позабыл о межфакультетских и спортивных распрях и ведет себя в кои-то веки достойно. 

    Гриффиндорцам он лишь молча машет рукой — он тоже заинтересован в том, чтобы услышать их ответ, а Тибо задает верные вопросы.

  8. — … Э-э-э… Мы пока не знаем. Мы только начали разрабатывать план, — отвечаю не слишком уверенно, глядя то на Эммелин, то на Даниэля. 

    У Тибо такой деловитый вид, что я понимаю, что должен сказать что-то крутое и взвешенное, но откуда мне черт побери знать, что делать? Я и с одними Гриффиндорцами особо не знал, что делать, когда выберемся, а тут еще и за Слизерин решать…

    — Эй, Савея, привет! — вижу их старосту. Мне нравится этот парень, видно, что он знает, от какого производителя его ботинки и рубашка. Хотя обидно предстать перед ним  в таком виде, будто мне на такие вещи плевать. — А вы что собирались делать? — перевожу взгляд с него на Тибо и обратно.

    — Мы… отправили директору сову о том, что в школе чужаки. Но не известно получил ли он ее. Может, мой дед тоже в плену. И учителя. И вообще все…- оглядываюсь а школу и ужасаюсь собственным мыслям.

    Похоже, нам и правда придется спасать всех.

    — Давайте все-таки отправим еще одну сову в министерство, — поворачиваюсь к Солу. — На всякий случай. И потом определимся, кто пойдет в разведку в школу. А остальные поищут безопасное убежище… Может так? — предполагаю и оглядываю остальных, ища поддержки или иных предложений.

    А заодно заглядываю за спины слизеринцев, чтобы посмотреть, где их девчонки.

     

  9. Ден согласно кивает на слова друга, чувствуя себя глупо — как китайский болванчик. Хорошо, что именно Адриано был старостой, но прятаться за его спиной не хотелось. 

    — Можно даже попробовать снова призвать мётлы… — задумчиво произносит он, — Чтобы было быстрее. Но из комнаты у нас этого сделать не получилось. 
    Ему тоже было интересно, к каким выводам пришли слизеринцы.

  10. На всякий случай сжимая палочку в кармане, подхожу к ребятам и останавливаюсь рядом с Савеей. Ага, похоже, Гриффиндор в полном составе тоже умудрился вляпаться в переделку. Ну и видок у них — видно, нам еще не так сильно досталось. 

    — Что, вас держали взаперти в курятнике? — интересуюсь у гриффиндорцев. Судя по их взволнованным лицам, они тоже не в курсе, чьи это выходки. 

    — Как думаете: постараемся попасть в замок или поищем другое укрытие? 

  11. От тона Терезы мне натурально становится плохо — этот стыд мне уже не смыть с себя никаким душем. Кажется, у меня еще и аллергия на что-то начинается. Наверное на этих мерзких куриц — руки жжет, и они адски чешутся.

    Чем нам сейчас могут помочь метлы — я не знаю, но наверное у Даниэля есть какой-то план. 

    Я уже изложил свои какие-никакие соображения насчет дальнейших действий, а что именно мы будем делать — зависит от того, что остальные решат. Смотрю поочередно на Тибо, Савею и Эммелин — что они об этом думают, а потом немного и на руки — чтобы убедится, что на них и впрямь появляется красная сыпь.

    Чувствую себя совершенно несчастным — я не переживу этот вечер, судя по всему. 

  12. Я машу рукой в ответ на приветствие Тибо и повторяю этот жест, когда к нему присоединяется Савея. 

    — Вы здесь вдвоем? — меня интересуют те же вопросы, что и Дениэля, и я не поленюсь их повторить, если у Тибо вдруг что-то случилось со слухом. Даже так: в этом случае — тем более.
    Стоит мне спросить, как количество слизеринцев снова увеличивается. Все понятно — прятались.

    Уловив презрительные взгляды Савеи и Терезы, незаметно вытаскиваю еще несколько перьев из гриффиндорских шевелюр.

    — Теперь нас достаточно много, чтобы разделиться. Отправим сову, попробуем призвать метлы и решим, кто идет в школу, а кто — за помощью со стороны.

  13. Я присоединяюсь к компании вместе с Терезой. На приветствия не размениваюсь — мы все виделись за обедом. Хотя иногда кажется, что этот обед был неделю назад. Меньше всего меня интересует, как выглядят ребята с Гриффиндора — если они пошли на это, чтобы оказаться на свободе, это небольшая цена.

    — Нас теперь девять человек, и мы все молодцы, что выбрались. Двое из них без палочек, — я предполагаю, что у них кто-то тоже принес подобную жертву. — Они практически бесполезны. Мы можем разделиться на три группы: двое обезоруженных в сопровождении кого-нибудь еще пойдут в Хогсмит за подмогой, а еще две группы по три волшебника попробуют проникнуть в Хогвартс разными путями. Если у вас будут метлы, можно попробовать пошпионить у окон. Все это, конечно, рискованно, но если у кого-то есть план получше — пусть предлагает, — я пожимаю плечами.

  14. — Я считаю, нужно идти смешанными парами или тройками: Слизерин и Гриффиндор. Чтобы ни у одного факультета не осталось недоверия к другому — мы сейчас все зависим друг от друга, — Ден складывает руки на груди, — Так же нужно учитывать, что у нас двое людей без волшебных палочек, то есть без защиты. Наверное, будет лучше, если именно они останутся в укрытии, но с ними должен остаться кто-то на случай нападения. Эммелин, я, Тибо и Анна могут отправиться в разведку, так как мы все хорошо летаем. Шон и… кто у вас остался без палочки? Остаются в укрытии. Остальным нужно будет определиться, кто пойдет в замок, а кто останется здесь. Есть какие-то возражения? — он переводит сосредоточенный взгляд с одного лица на другое. 

  15. — Неплохая идея про Хогсмид, — услышав Анну, продолжает Даниэль, — Возможно, тогда и укрыться лучше там? 

  16. Савея предпочел бы оставить Гриффиндору геройствовать всласть, да и Тибо с ними неплохо оставить — раз уж у того сегодня столь отчаянное и самоубийственное настроение.

    — Я тоже думаю, что лучше отправить отряд в Хогсмид, — произносит он вслух. — Там можно получить помощь нормальных магов. Может, даже и кого-то из министерства. Я не уверен, что лезть во все это самим — такая уж хорошая идея. И, разумеется, останавливать никого я не буду. Но в конце концов, что вы собираетесь делать с теми, кто может быть Авада Кедавру к вам применит или Круциатус? Анна в разведку не отправится, у нее нет палочки. Она идет в Хогсмид. И сейчас стоит не вопрос доверия, а разумности, — последнее уже Даниэлю адресуется. — Я как староста заинтересован, чтобы все мои сокурсники остались живыми и невредимыми. 

  17. — Мы все заинтересованы в этом. Я говорю лишь о том, что нужно действовать сообща, — Ден твердо смотрит на Савею.

  18. Мне нравится все, что говорит Диас (ловцы все-таки всегда какие-то особенные), пока он не упоминает мое имя среди кандидатов идти в разведку. 

    — Из меня разведчика не получится, у нас без палочки осталась я. Без охраны нам с Шоном лучше не оставаться, поэтому пусть кто-нибудь пойдет с нами. Остальные могут разбиться на двойки, если хотите, — в этом месте я снова пожимаю плечами. — Я была бы очень рада пойти с Савеей, — этот реверанс — специально для нашего старосты, — но я считаю, что группы должны возглавляться старостами, которые смогут принимать решение в критических ситуациях. А если мы с Савеей поейдем вместе, то у вас останутся только старосты Гриффиндора, — я выразительно смотрю на Савею. Неужели он не захочет представлять интересы Слизерина в таком мероприятии. Мало ли что может произойти!

  19. — Тогда как насчет отступать сообща? — интересуется Савея, спокойно встретив взгляд Даниэля.

    У Анны он бы хотел спросить в своем ли она уме. Какая разница чьи старосты останутся. Останутся те старосты, которые слишком много на себя берут — это очевидно.

  20. — Да пусть уходят те, кто хочет! Никто не будет заставлять кого-то рисковать против своей воли! — говорю Даниэлю, отвлекшись на обсуждение от своих рук. — Это неправильно. И чур тогда мантия-невидимка остается пехоте! Ну вызывайте уже свои метлы, раз они в деле!

  21. — Нас все равно меньше, — останавливаю я горячую тираду Анны. — Какая разница, кто останется, Савея или я? 

    Как будто я чем-то хуже? Мы все видели, как он себя чувствовал после подъема по желобу. У него накачан только язык.

    — Тем более, я могу на метле. А если нужно будет договориться — Савея тебе больше поможет. В общем, пусть идут, если никто не против! Лучше обсудим, как можно попасть в Хогвартс незамеченными.

    Если кто против, я могу и по-другому объяснить.

    Услышав, как Адриано предлагает почти то же самое, что и я, показываю ему поднятый вверх большой палец.

  22. — Я не спорю, — Ден слегка предподнимает брови на высказывание Адриано, — Только мантию я предпочел бы взять с собой, чтобы следить незаметно. Можешь полететь со мной, если хочешь, — он пожимает плечами и вскидывает руку с палочкой, — Acio, Молния!

  23. — У нас есть мантия-невидимка. Но она одна. Есть ещё вариант попробовать маскирующие чары — cave inimicum, например, — отвечает он Тибо, стуча палочкой по ладони. 

  24. — Окей… — так же недоуменно смотрю и на Даниэля.

    Почему он считает, что идти внутрь замка, где преступники точно находятся и ходят по коридорам, и один раз нас уже поймали — это безопаснее, чем просто позаглядывать в застекленные окна на метле, на которой они всегда могут увернуться и быстро сбежать.

    Но это его мантия в любом случае.

    — Ладно. Нет, Ден, я с тобой не полечу. Хватит с меня верхотуры. 

    Отмахиваюсь рукой и больше на него не смотрю.

    Очень храбро летать на метле да еще и в мантии невидимке, весь риск на себя берет. Я все-таки глубоко обижен.

    — Тогда Савея, Анна и Шон отправляются в Хогсмид. Терезе тоже бы стоило пойти с ними. Сол отправляет сову в министерство. А я пошел, а то пока мы дождемся метел, так и полночь наступит,  — говорю вскинув подбородок, разворачиваюсь и решительно иду к замку.

    Понятия не имею что у нас за план. Чушь какая-то, а не план. И что делать если мы кого-то увидим? Нападать? Кричать караул?

    Ладно, на месте сориентируюсь.

     

  25. — Ты так и пойдешь? — Ден удивленно смотрит на друга, — То есть… просто вот так? Один, без всего?.. — он хмурится. Чем больше он думал — тем больше понимал, что не понимал ничего вовсе. 

  26. Я растерянно смотрю вслед старосты Гриффиндора. Он что, серьезно? Просто уйдет? Да еще и указывает Терезе напоследок?

    — Эй, стой! — кричу я ему вслед, а потом и вовсе спешу следом. Обернувшись на ходу, машу оставшимся: — Нельзя же так его отпускать! А вдруг он… чей-то сообщник? 

    Или попадет в беду? Но не орать же им все свои мысли, пусть дальше разбираются сами. Публичные дебаты — не мой конек. 

    — Эй, я с тобой!

  27. — Пойдемте, — я примирительно кладу руку Савее на плечо. — Незачем зря терять время. Тереза, что ты решила? Идешь с нами или остаешься?

    Взглянув на Шона, я призывно машу ему рукой и улыбаюсь:

    — Пойдем, чем раньше выйдем — тем больше от нас пользы.

  28. — У меня есть палочка! И дьявольский ум! За меня не переживай! — кричу, не оборачиваясь и демонстративно вытягиваю палочку вверх, а на зов Тибо не оборачиваюсь тем более.

  29. — Я все равно сдал метлу в ремонт! — я оборачиваюсь еще раз и развожу руками. 

    А потом ускоряюсь. Нашел от кого убегать.

  30. Смотрю на догнавшего меня Тибо удивленно:

    — А ты разве не на метле? Воздушным десантом у нас Даниэль командует.

  31. — Не дьявольский, а сумасшедший!  — чертыхаясь, он машет рукой остальным и бежит за Адриано, зачерпывая снег ногами, — Что ты задумал — зачем тебе идти в школу?!

  32. С каждым сказанным словом нас становится все меньше, поэтому я тщательно обдумываю то, что собираюсь сказать.

    — Ден! Нам некогда выяснять отношения. Мы с тобой летим на метлах, потому что больше некому. Я могу взять к себе одного человека. Думаю, ты тоже.

    Осталось, чтобы Сол и Тереза решили, что делают они, и желательно поскорее.

    — Что скажете вы?

  33. — Ден! — кричу я вслед нашему ловцу. — Даниэль Диас! Ты ведь не хочешь, чтобы я одна полетела?!

    Какая ужасная ситуация, особенно для Гриффиндора.

  34. Савея удивлен — Тибо даже расщедрился на комплименты. На Даниэля и Эммелин он смотрит с сочувствием. 

    Вот именно поэтому среди учеников Слизерина самый низкий уровень смертности — никто из них подобных фортелей не выделывает. Но с какого перепугу Тибо кинулся за этим несдержанным старостой — для него уж тем более загадка. Может, он все-таки не на том факультете?

    Он отходит в сторону, терпеливо дожидаясь тех, кто отправляется в Хогсмид.

  35. — Я и предлагаю Адриано быть вторым, — раздраженно произносит Ден, — А он не хочет. Ладно, — он вздыхает, — Не хочешь лететь — бери мантию, так тебя нельзя отпускать, — парень достает сверток и протягивает его старосте. 

  36. — Я же не знал, что она понадобится мне в Сочельник, — оправдываюсь я перед Адриано. — Сдал, чтобы ее… подкрутили к началу тренировок. 

    Увидев приближающегося гриффиндорского ловца, я отрицательно машу руками, прогоняя его прочь. 

    — Не оставляй девчонок! Потом разберетесь. Я за ним… присмотрю.

    Тем более, вдруг Анна права, и гриффиндорцы в сговоре. Надо про это тоже сказать.

    — И чтобы он ничего не натворил — тоже, — я сурово свожу брови.

  37. Ну прямо дьявольски продуманный план! — ехидно восхищаюсь я про себя, а вслух спрашиваю: — Эй, стратеги, а как мы свяжемся друг с другом, если что-то узнаем? Особенно, если кто-то попадет в беду? Встречаемся в этом же месте, отправим сову или, может, кто-нибудь умеет создавать говорящих Патронусов? 

    — Конечно, я с вами, — уже более тепло отвечаю я Анне, прикосаясь к ее локтю. — Одного человека с палочкой на двух без палочек явно маловато. 

  38. Слышу, что Даниэль нас догоняет и, раздраженно закатив глаза, оборачиваюсь:

    — Это же твой план, черт возьми! — говорю ему. — Кто умеет летать — тот на метле. А остальные идут в замок! Забыл что ли?

    Вижу, что он протягивает мне мантию, и мне тут же становится стыдно. И за свою вспышку и за свое поведение. Наверное, я просто испугался.

    — Нет, Даниэль, я ее не возьму. Тебе она самому понадобится, — говорю уже мягко и примирительно, отстраняя его руки.- А еще лучше знаешь что? Отдай её Эммелин. Это ее нужно защитить. А со мной будет Тибо. Если он, конечно, идет со мной как напарник, а не надсмотрщик, — смотрю на слизеринца с намеком "поосторожнее со словами", сузив глаза.

  39. — Ну а чем мы им поможем, если узнаем, что они попали в беду? — безмятежно интересуется Савея, с интересом поглядывая на троицу отчаянных. — Говорящие Патронусы — это экспертный уровень магии. Если в этой школе кто-то на это способен, то Септембер, и то я не уверен. Скорее всего, это мы их спасем. Что бы они там себе ни думали. Тем, что позовем квалифицированную помощь. Так что нам стоит поторопиться, пока они не наломали дров.

  40. — Если ты идешь как напарник — то и я иду, как напарник, — примирительно поднимаю руки. — Я прикрою и без мантии.

    На сверток трудно смотреть без зависти. Чтобы отвести взгляд, я оглядываюсь на оставшихся ребят: Тереза решила уходить со всеми. Может, я и многовато проявил инициативы… Может, надо было оставаться с факультетом. Но кто будет решать проблему, если все остальные заперты?
    — Пойдем, — говорю я Адриано. — Пока что-нибудь еще не случилось.

  41. — Я предлагал либо на метле, либо в укрытие, — тяжело дыша, произносит Ден,  — Чёрт… — он оглядывается на Эммелин и жалеет, что мантию нельзя разрезать, — Ты прав. Ладно… — он сжимает зубы и хлопает друга по плечу, — Удачи вам обоим, — после чего спешит к товарищу по квиддичу, — Извини, Эммелин, —  с этими словами парень надевает на девушку мантию.

  42. Пока на берегу идут ваши разбирательства, над озером вдруг метеорами проносятся две фигуры в черном на метлах и стремительно скрываются за стенами замка. С другой стороны — примерно от Хогсмида, столь же быстро пролетают еще трое. Затем еще двое. Все они летят в замок. На вас никто из них не обращает внимания.

  43. Я задираю голову и с тревогой слежу за полетом "всадников". Толкаю Тибо под тень замковой стены, до которой мы уже почти дошли, и замираю там вместе с ним, пытаясь понять, кто это.

    — Это подмога преступникам? Или наши? — спрашиваю вслух, понимая, что у Тибо об этом столько же информации, сколько и у меня.

  44. — Это еще кто? — испуганно восклицаю я, провожая взглядом темные фигуры на метлах. — Вряд ли это хорошие парни. 

    Сейчас я очень рада, что не стала уговаривать слизеринцев идти в замок, похоже там сейчас опасней всего. 

    — Давайте поторопимся, — соглашаюсь я с Савеей, — тем более что так мы хоть немного согреемся. Как думаете, если попытаться призвать теплую одежду, это сработает? 

  45. Я осторожно снимаю мантию, складываю ее и протягиваю Даниэлю:

    —  Лучше полетим без нее. Нам нужно друг друга видеть. 

    Столкновения на такой высоте — крайне опасны. Тем более, когда все отказываются… Почему именно я?

    Я вскидываю руку и собираюсь призвать метлу, но как раз в этот момент над нами проносятся "метеориты". Я вопросительно смотрю на Даниэля: полеты вокруг школы больше не кажутся мне хорошей идеей.

  46. — Пойдем и узнаем, — я иду вперед, надеясь, что Адриано не станет отставать.

    Как будто это что-то меняет. Мы и раньше не знали, сколько их там.

  47. — Давайте не будем рисковать с одеждой, — говорит Савея так же провожая взглядом летящие фигуры. — Несущаяся к нам по воздуха одежда привлечет к нам внимание. Нужно отойти к тени деревьев, мы на снегу бросаемся в глаза.

    Он опускает глаза на свой маленький отряд, и вполне доволен, что Тибо был заменен младшекурсником.

    — Похоже, нам надо идти в Хогсмид за помощью как можно быстрее. Не думаю, что Гриффиндор в таких условиях добьется какого-то успеха, что  бы они ни задумали. 

  48. — Они нас не заметили? — запрокинув голову, спрашивает Ден, выпуская изо рта пар. Он поднимает палочку, но почти сразу же опускает руку. Поздно — неизвестные уже пролетели. И мимо. 

  49. Тибо уходит вперед, пока я таращусь на вторгающихся в школу чужаков в черном.

    — Подожди! — догоняю его и пытаюсь оттащить обратно в тень. — Мы же не пойдем через парадный вход! Это самоубийство! Давай разобьем где-нибудь окно! Или пройдем через теплицы!

  50. — Конечно, пошли через теплицы, — я делаю вид, что так и собирался поступить. — Так мы оставим меньше следов.

    Пока мы обходим школу, я пытаюсь завести разговор и что-нибудь разузнать:

    — Так что, как у вас все прошло?

  51. Иду держась за стену и постоянно оглядываюсь наверх, прикидывая сколько их уже может быть в школе:

    — М? Ты о чем? — сначала не понимаю, о чем он спрашивает. — А! Ты про комнату? Ну, мне достался порез. Не так неприятно, как ожог… или палочку сломать… А кто у вас целовался? — быстро спрашиваю шепотом, как будто кто-то еще может подслушать.

    Параллельно, пытаюсь рассмотреть, спрятались ли остальные.

  52. — Тереза и Анна, — я не уверен, что это не тайна, но меня вроде бы никто не просил молчать, да и нас уже никто не слышит. — А у вас?

     

  53. — Ты же никому не скажешь? — спрашиваю я, уже и так зная, что не смогу сдержаться и не похвастать.

    Запоздало я вдруг понимаю, что именно услышал.

    — Погоди. Тереза с Анной?

    А что, так можно было?…

  54. Я глажу курицу, когда к нам подходят слизеринцы и начинается разговор. Люблю я этих глупых птиц, от них веет теплом.

    В разговор я не лезу, только делаю снимки гробницы и приближающихся учеников. Никаких вспышек, света палочек и волшебной пленки достаточно.

    —  Я согласен на любой расклад, — говорю, присоединяясь к группе Хогсмита. 

    Я успеваю заснять летящие фигуры, но что из этого выйдет — неизвестно. Мне становиться немного не по себе и из-за того, что я вооружён только фотоаппаратом, чувство самосохранения не позволяет моему любопытству сунуться в замок.

    — Пойдёмте скорее за подмогой, а то что-то стремное начинается…

    Лишь бы профессоры были впорядке!

  55. — Да кому мне говорить, — честно отвечаю я, а потом уточняю насчет девчонок. — Ну там ситуация располагала… Анна сломала палочку. 

    Наверное, это должно было ее утешить. 

  56. Жалко, что Савея отмел идею с теплой одеждой, хотя, конечно, он прав. Что-то тут и впрямь много чего летает в последнее время.

    Зябко кутаясь в тонкую мантию, переступаю с ноги на ногу — ну и дура же я, что напялила эти туфли! Может быть, нам придется убегать, а на каблуках попробуй побегай! Но ведь кто ж знал, что так все выйдет? Я-то просто хотела хорошо выглядеть за обедом, ну, чтоб понравиться кое-кому. Натуральная дура — ему до меня и дела нет!

    Пойдемте уже? — оборачиваюсь к Анне и остальным.- Не стоит торчать тут на виду у всех. 

  57. Прежде, чем Адриано успевает ответить, перед вами обоими появляется человек на метле, он спрыгивает на землю и поднимает обе руки перед собой в защитном жесте.

    — Все в порядке, опустите палочки, я из министерства! Вы спасены!

    ***

    Перед Савеей, Шоном и девушками точно также появляется двойка министерских работников. 

    *** 

    Перед Даниэлем, Солом и Эммелин — сразу трое, и возглавляет их глава Департамента по ликвидации заклинаний, которого они видели не раз в газетах.

    Вы действительно спасены.

  58. Я узнаю этого парня — это один из помощников отца. И он часто бывает в гостях у нас дома. И руки у него открыты. Так вот, кто летел в школу на метлах!..

    Поэтому я опускаю свою палочку и опускаю палочку Тибо, чтобы не вышло беды. Наша сова, похоже, сработала…

    — Жаль, что мы не узнали, насколько бы далеко зашли, — улыбаюсь своему странному товарищу по так и не состоявшейся миссии.

     

  59. У Савеи едва не случается сердечный приступ, когда перед ними появляются два незнакомца. Тем не менее Анну он действительно заступает, как и обещал. Палочку он опускает, только когда эти показывают документы.
     

    Осознав, что все кончено, он, чувствуя себя опустошенным от всего пережитого, машинально ищет по карманам трубку, вспомнив, чтоб выронил ее возле туалета, когда его пихнули в ловушку.

    — Значит, в другой раз, — говорит он вслух.

  60. Когда министерские работники предьявляют документы, Савея, кажется, успокаивается и опускает палочку. Я свою тоже опускаю, но успокаиваться не собираюсь. 

    — Вы уже знаете, что происходит в замке, там безопасно? Кто на нас напал? Что с нашими преподавателями? Куда нам идти? — наседаю я с вопросами на министерских. Спасены мы, вот уж спасибо! Пока нас еще никто не спасал, выкручивались сами. 

  61. Сол, как стоял, чиркая записку министерству, так и замер. Облепленный перьями, бок-о-бок с Шоном он молча уставил на соорудников Министерства  и выдохнул. 

     

  62. Когда передо мной появляется человек, я аж подпрыгиваю и падаю в сугроб — так неожиданно это для меня. Встав и отряхнувшись, я подхожу к Солу, чтоб быть поближе к своему сородичу по факультету (и цвету волос, ха).

    Всё? Неужели? Тяжело выдохнув, я чувствую, как сильно устал. И замёрз.

    Я делаю последние снимки. Получится просто невероятный репортаж! Если получится, конечно..

    — У-ура! — довольно вяло и тихо говорю это Солу, — наши победили!

  63. Сол широко и по-детски улыбнулся Шону.

    — Точно! С меня сливочное пиво!

  64. Все вокруг радуются, и мне приходится растянуть мину в улыбке:

    — Зато не жаль, что мы не узнали, как далеко могли бы зайти они, — я спешу попрощаться с Адриано и вернуться к своим. — Привет Летиции! От Беллы…

     

     

     

Добавить комментарий