Вторая смена

«Каждой ночи необходимо своё меню.» (Оноре де Бальзак)

Успели вы поспать или нет, но вторая смена за вами. Кажется, к этому времени лагерь поутих. Небо темное, звездное и глубокое. За пределами костра кромешняя ночь.

Закладка Постоянная ссылка.

13 комментариев

  1. Стефан зевнул, прикрыв рот рукой. 

    Усевшись на траве по-турецки, он вытащил шашку и пистолет, чтобы немного вытянуться и отдохнуть от тяжести. 

    Тишину прерывали разве что потрескивания костра, в который он предусмотрительно подложил пару веток и дров: все же, в середине ночи было ужасно холодно, было бы досадно, если все собравшиеся в довершение к своим злоключениям, подхватили лихорадку. 

  2. Господина Керна все ещё не было, но мужчина не возражал: военному не привыкать жить в условиях, отличных от комфорта, а вот гражданскому могло все это казаться диким, непонятным и плохо контролируемым. Так что, даже если он и не проснулся бы вовсе, у лейтенанта было все время до рассвета, чтобы полюбоваться звёздами и редким моментом затишья перед утренней суетой.

  3. Почесываясь, я выхожу к костру. То ли насекомые, то ли трава меня всего исколола — пока спал, не чувствовал, а как проснулся, так и навалилось. Вместе с голодом, жаждой и желанием еще поспать.

    — Как спалось, бригадир? — невнятно спрашиваю я, не в силах остановить зевоту, и шлепаюсь на землю возле лейтенанта. 

  4. -Я не ложился. — Коротко ответил лейтенант пожалуй чуть более резко, чем хотелось. Он совершенно не хотел грубить, но отсутствие отдыха, престранные условия и куча вопросов не оставляли даже военного человека равнодушным. Мужчина провел рукой по лицу. -Уверен,  всем сейчас неспокойно отдыхать, Господин Керн. Хотя, кажется, Вам удалось немного подремать? -Поинтересовался он, пытаясь завести беседу и не казаться совсем уж чёрствым солдафоном. 

  5. — Да я заснул как убитый! — честно признаюсь я, и тут же понимаю, что выбрал не лучший пример. Но суть-то он понял. 

    — Набегался, воздухом надышался. Я после такого всегда хорошо сплю. Только вот живот ворчит, недоволен — ни еды, ни пива. Да-а-а, — тяну мечтательно, — пиво бы сейчас было — что надо. 

    Я потянулся, зевнул и улегся на землю, забросив под голову руки. Давненько я так не отдыхал — все в городе да в городе. Совсем стал забывать, что это вообще за трава такая.

  6. На заявление про убитого мужчина лишь неоднозначно хмыкнул. Кажется, молодой человек не успел прочувствовать степень опасности, которая висела над их головами всего пару часов назад: рискни пауки на отчаянную вылазку, и половина из них оказалась бы уже съедена. Второму половине тоже вряд ли бы поздоровилось-логика подсказывала разбежаться группами в разные стороны, но тогда где-то могло не стать военного, а где-то-человека со спичками и веревкой.
    Стефан потряс головой, прогоняя тревожные мысли. Молодой человек сохранял оптимизм, и тому можно было только позавидовать.
    -Расскажите о местах, откуда Вы прибыли, Господин? — Спросил лейтенант, пытаясь занять и себя, и собеседника темой менее напряжённой.

  7. — О, Нью-Йорк! — я уверен, что участвую в самой грандиозной стройке на земле. — Огромный город! Здания небывалой высоты! Работаешь себе, а вот глянешь вниз — люди как муравьи. Улицы — широченные. На них столько автомобилей, не сосчитаешь. А больше всего там знаете чего? Людей! Никогда один не останешься — надо только на улицу выйти, и вокруг тебя куча народу. Не заскучаешь. И еще мосты! Ого! — я раскидываю руки в стороны, как делают рыбаки, когда хвастаются рыбой. Да и до этого я махал руками по ходу всего рассказа, показывая высоту зданий или растопыривая пальцы, чтобы доказать — и правда не сосчитать, пальцев-то всего десять.

    — Вы обязательно приезжайте в Нью-Йорк. Такого больше нигде не увидишь, — подвожу итог я. — Работу там всегда найдете.

  8. -Вас приятно слушать, Господин Керн. Видно, работа доставляет Вам удовольствие, как и город с его впечатляющей атмосферой. — Лейтенант опёрся руками на землю позади себя и с удовольствием вытянул ноги, позволяя себе немного расслабиться. 

    -Благодарю за предложение, Господин, однако, боюсь, увольнение для меня пока -непозволительная роскошь. У меня на родине все ещё неспокойно: бушуют крестьянские бунты, многие города и мануфактуры в упадке, людей не хватает. — Стефан взглянул на молодого человека, думая, что именно ребята его возраста покидали свои деревни и поселения, отправляясь исполнять военный долг и не возвращелись. Отчасти ему повезло оказаться так далеко, не зная вкуса этой войны. — Какую профессию Вы бы хотели получить в будущем? Не все время ведь работать строителем. — Спросил военный. 

  9. — Удовольствие мне доставляет курево и девушки, — признаюсь я, не совсем понимая, как он приплел к этому работу. — Раньше еще можно было как следует выпить, но теперь для этого надо ошиваться в спикизи, а публика там так себе. 

    Вспомнив об удовольствиях, я вытаскиваю табак:

    — Будете? А что до работы строителем — не все время, факт. Я думаю, вот-вот турнут. Если не попаду на другую стройку — так пойду опять курьером. Или в метро, им ребята нужны. А вы кем были до войны?

    Не все же время он был военным — разве захочет кто-то убивать людей, когда войны еще нет?

  10. -Я не курю, простите. Но благодарю за предложение, Господин Керн. — Сказал Стефан чуть более расслаблено, чем обычно. 

    Девушки, алкоголь и табак — такие типичные радости простого человека. Можно сказать, лейтенант даже немного позавидовал: парень наверняка умел отвести душу и покутить на славу с друзьями и женщинами, а не сидеть допоздна в баре в темном углу, пялясь на недопитый одинокий стакан.

    -До войны я работал в сфере гостиничного бизнеса: занимался планированием размещения новых гостиниц, разными проектами типа обустройства территорий или подбором типа учёта гостей. — Стефан пожал плечами, находя работу более чем обысной. -А Вам не довелось служить, Господин Керн?

  11. — Нет, сэр, это не по мне. Я стреляю плохо, да и меня нигде долго не держат, — я с удовольствием затягиваюсь. — Как по мне, так лучше бы никто ни с кем не воевал. Простым людям от этого только беды. А вы хотели бы вернуться к своей старой работе?

  12. -Мгм. — Многозначительно хмыкнул военный. — Почему не держат? — Спросил военный, повернув голову в сторону собеседника и вглядываясь в сидящего.

    -Простите. Это бестактный вопрос. — Тут же поправился он, понимая, что вопрос прозвучал абсолютно неприемлемо. Он тут же постарался сменить тему. — Может быть. Если останусь жив. Хотя отвыкнуть от армейских привычек очень непросто — я знал множество молодых людей, кто так и не смог найти себя в мирной жизни после войны или службы. 

  13. Под ночные беседы вторая смена проходит быстро и плавно перетекает в третью. 

    И вот уж там начинаются ночные происшествия. 

Добавить комментарий